May 27th, 2016

Наивный художник из села Татево. Не умел (или не любил) рисовать тени на своих картинах.

Из села Татево Оленинского района Тверской области.
Иван Спиридонович окончил 7 классов знаменитой Татевской сельской школы.

Две картины хранятся в Татевской школе.
Оригинал взят у sinkov в Наивный художник
Был такой самодеятельный художник Спиридонов Иван Спиридонович.

Родился он в деревне Халютино Бельского уезда в 1917 году. Сейчас Халютино - нежилая деревня Гусевского поселения Оленинского
района.

Последними постоянными жителями деревни были брат художника Василий Спиридонович (ум. в 2008), жена брата Лидия Петровна и
их сын Николай Васильевич (ум. 2012). В доме Спиридоновых хранилась картина Ивана Спиридоновича.

Иван Спиридонович окончил 7 классов знаменитой Татевской сельской школы. Был участником Великой Отечественной войны.

С 1950-х годов жил в Нелидове и работал станочником на Нелидовском ДОК. Это бывшая
двухрамная лесопилка фабриканта Л.А. Андрезена.
Во время войны завод был практически полностью разрушен. А с освобождением района начал возрождаться - с учетом сырьевой базы
близлежащих районов.


Первые живописные работы создал в шестидесятые годы. Среди произведений: "Новое пастбище" (1978, Российский государственный Дом
народного творчества), "Сосновый бор" и "Пейзаж" (обе 1980, Тверской областной Дом народного творчества), "Утро на даче" (1987,
Тверской государственный объединённый музей) и другие.

Иван Спиридонович - участник Международной выставки "Наивные художники мира" (Всероссийский музей декоративно-прикладного и
народного искусства
, Москва, Апрель- май 1990.
), всероссийских выставок работ самодеятельных художников (1977,1987,  Москва),
25-ой областной выставки "Я люблю эту землю" и др.



Две картины хранятся в Татевской школе.



Скончался Иван Спиридонович в 1991 году, похоронен в Нелидове.

В разговоре 2003 года родственники художника упоминали, что Иван Спиридонович не умел (или не любил) рисовать тени на своих
картинах.

В Москве открылся Съезд Общества русской словесности



25 мая, в день филолога, в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова открылся Первый съезд Общества русской словесности. Портал Православие.Ru представляет тезисное изложение докладов, прочитанных на центральной секции Съезда «Общество русской словесности – миссия и ответственность перед российским обществом»
http://www.pravoslavie.ru/93650.html

Владимир Путин посетит Афон .

Владимир Путин посетит Афон

НОВОСТНАЯ СЛУЖБА

27 мая. ПРАВМИР. Паломнический визит президента России на Афон
состоится завтра, 28 мая.

Ожидается, что Владимир Путин вместе с греческим президентом Прокописом Павлопулосом встретится со Священным Кинотом – соборным органом управления Святой горы, в который входят представители всех 20 афонских монастырей, а также посетит храм Успения Пресвятой Богородицы, сообщает РИА «Новости».

Кроме того, глава российского государства будет присутствовать вместе с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом на церемонии, посвященной юбилею русского монашеского присутствия на Афоне. Состоится краткий молебен и приветствие со стороны монахов Пантелеимонова монастыря.

Принимать Владимира Путина будет игумен обители схиархимандрит Иеремия (Алехин), которому в октябре прошлого года исполнилось 100 лет.



Ранее сообщалось, что Предстоятель Русской Церкви будет находиться на Святой горе с 27 по 29 мая.


Оригинал взят:
http://www.pravmir.ru/vladimir-putin-posetit-afon/

Паломничество на Афон Патриарха Кирилла.

В ходе паломничества на Афон Патриарх Кирилл посетит места, где тысячу лет назад появились первые русские монахи

25 мая. ПРАВМИР. Во время паломнической поездки на Афон 27-29 мая Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетит места, связанные с тысячелетним присутствием там русского монашества.
В ходе паломничества на Афон Патриарх Кирилл посетит места, где тысячу лет назад появились первые русские монахи

После посещения органов управления Святой горой – Протата и Священного Кинота, в который входят представители всех 20 афонских монастырей, Предстоятель прибудет в русскую Свято-Пантелеимонову обитель, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на главу патриаршей пресс-службы священника Александра Волкова.

«Во время своего посещения Святейший Патриарх совершит богослужения в Старом Русике и в ските Ксилургу – именно здесь зародилось и получило свое дальнейшее развитие русское монашество на Афоне. В воскресенье, как ожидается, патриарх совершит литургию в Свято-Пантелеимоновом монастыре», – рассказал отец Александр.

Он отметил, что восстановление Пантелеимонова монастыря и древних русских скитов на Афоне «свидетельствует о том значении, которое имеет Святая гора для наших соотечественников».

«Очень важно, что государство уделяет особое внимание вопросам восстановления монастыря. Благодаря созданию в 2011 году общественно-попечительского совета Пантелеимонова монастыря под председательством Патриарха и Дмитрия Анатольевича Медведева удалось сделать очень многое в деле восстановления обители», – заявил глава пресс-службы.

Он также рассказал, что 10 августа – 24 сентября состоится принесение в Россию со Святой горы главы преподобного Силуана Афонского (1866-1938) по случаю 150-летия этого святого.

P.S.Ожидается, что Владимир Путин вместе с греческим президентом Прокописом Павлопулосом встретится со Священным Кинотом – соборным органом управления Святой горы, в который входят представители всех 20 афонских монастырей, а также посетит храм Успения Пресвятой Богородицы, сообщает РИА «Новости».

Кроме того, глава российского государства будет присутствовать вместе с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом на церемонии, посвященной юбилею русского монашеского присутствия на Афоне. Состоится краткий молебен и приветствие со стороны монахов Пантелеимонова монастыря.




Впервые Патриарх Кирилл посетил Афон в начале 1970-х годов вместе со своим наставником – владыкой Ленинградским и Новгородским Никодимом, который в советские годы приложил немало усилий к возрождению русского монашества на Афоне. Первый же раз после избрания на патриарший престол Предстоятель посетил Афон в июне 2013 года. В этот раз его приезд связан с празднованием тысячелетия русского монашества на Святой горе.

Первый русский монастырь здесь был основан во времена святого князя Владимира и назывался обителью Богородицы Ксилургу (сейчас имеет статус скита Пантелеимонова монастыря). Первое письменное упоминание о нем датируется февралем 1016 года. С этого времени принято вести отсчет русского присутствия на Афоне.

В 1169 году Святая гора по просьбе русских монахов предоставила им запустевшую обитель, где теперь находится скит Старый (Нагорный) Русик, посвященный святому великомученику Пантелеимону. В 1765 году началось строительство прибрежного Русика (нынешнего Пантелеимонова монастыря), ставшего основной русской обителью на Афоне.

В 1757 году был основан русский Илиинский, а в 1841-м – русский Андреевский скиты.

Расцвет русского монашества на Святой горе пришелся на вторую половину XIX века. К началу ХХ века здесь насчитывалось более 4 тыс. иноков из России, проживавших в Свято-Пантелеимоновом монастыре, Андреевском и Илиинском скитах и в 72 отдельных келейных обителях.

Сейчас официальный список Пантелеимонова монастыря насчитывает 108 насельников. Еще несколько десятков русских монахов проживает в других обителях Афона.


Оригинал взят: http://www.pravmir.ru/v-hode-palomnichestva-na-afon-patriarh-kirill-posetit-mesta-gde-tyisyachu-let-nazad-poyavilis-pervyie-russkie-monahi/


Патриарх Кирилл. Престиж педагогов должен быть сравним с престижем ученых, космонавтов, спортсменов.

Нужно говорить об интеллектуальном, духовном, культурном наполнении программ школьного обучения.

ВЫСТУПЛЕНИЕ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА КИРИЛЛА НА ПЛЕНАРНОМ ЗАСЕДАНИИ СЪЕЗДА ОБЩЕСТВА РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ



26 мая 2016 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил на пленарном заседании Съезда Общества русской словесности.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru

Уважаемые участники I съезда Общества русской словесности! Сердечно приветствую всех вас.

Сразу хотел бы отметить: хотя, как мы знаем из отечественной истории, общества любителей русской словесности создавались и ранее, столь представительное собрание, посвященное вопросам русского языка и русской литературы, проводится впервые. В 1811 году в России были созданы сразу два общества, объединявшие людей, которым были небезразличны судьбы отечественной словесности. Одно из них — литературно-научное «Общество любителей российской словесности» при Московском университете — просуществовало до 1930 года. Другое — «Беседы любителей русского слова», объединявшее санкт-петербургских литераторов, — к сожалению, распалось уже в 1816 году, после кончины своего основателя Гавриила Державина.

«Общество любителей российской словесности» при Московском университете, в которое входили, помимо ученых и литераторов, государственные и общественные деятели, выдающиеся сыны нашего Отечества, трудилось на благо народа своей страны без малого 120 лет. За это время Обществом было опубликовано множество выдающихся художественных и фольклорных произведений, научных трудов и словарей. Благодаря его активной деятельности преподавание филологических дисциплин в России достигло небывалого расцвета, а вопросы русского языка и литературы всегда были в центре общественного внимания и обсуждения.

В 1992 году по инициативе академика Дмитрия Сергеевича Лихачева «Общество любителей российской словесности» было возрождено. Но через несколько лет, после кончины Дмитрия Сергеевича и энергичного секретаря Общества Раисы Николаевны Клейменовой, оно, увы, практически прекратило свою деятельность.

И вот теперь все мы, кому небезразличны судьбы российской культуры, объединились ради сохранения нашего национального достояния — русского языка и великой русской культуры. Главной целью новообразованного Общества русской словесности, как и прежде, является изучение и популяризация русской литературы и русского языка, а также повышение роли филологических дисциплин в образовательном и воспитательном процессах на всех уровнях отечественной школы — от начальной до высшей.

Мы, представители старшего поколения, с благодарностью вспоминаем наших школьных учителей, глубоко признательны им за их профессионализм, за высокое качество преподавания, которое они являли. Конечно, система образования в Советском Союзе была во многом идеологизирована. Но в том-то и заключается сила и величие русской литературы, что она способна вложить в сердца читающих свет истины, добра и любви, преодолевая любые особенности идеологического контекста, включая идеологические шоры, «железные занавесы» и иные вредные внешние обстоятельства.

Великая русская классическая литература, так промыслительно пришедшая в свой самый могучий возраст к началу трагического ХХ века, взяла на себя и еще одну важную миссию, дело непосильное в то время для любой другой гуманитарной сферы: она исполнила предназначение сохранить для потомков не только русскую культуру, но и нашу национальную историю.

Наконец, русская литература — пусть противоречиво, но неуклонно и мужественно — всегда вела своего читателя к познанию высших духовно-нравственных ценностей, к познанию высшего смысла жизни, к познанию Бога.

Вспоминаются в связи с этим замечательно точные слова Дмитрия Сергеевича Лихачева о роли и значении литературы и филологии вообще: «Литература — это не только искусство слова. Этоискусство преодоления слова. <…> Понимание текста есть понимание всей стоящей за текстом жизни своей эпохи. Поэтому филология есть связь всех связей. <…> Она лежит в основе не только науки, но и всей человеческой культуры. Знание и творчество оформляются через слово, и через преодоление косности слова рождается культура»1.

Неслучайно, быть может, не вполне сознавая рационально, но живо ощущая сердцем, многие люди среднего и старшего поколения своими любимыми преподавателями в школе считали именно учителей словесности. Но сегодня те же словесники, наши современники, — и молодые учителя, и педагоги солидного возраста — отчаянно бьют в набат, отчетливее других видя и сознавая опасность ситуации, сложившейся в нынешнем филологическом образовании.

Собственно говоря, основные тревожные сигналы поступают от школ. В последние годы ко мне неоднократно обращались преподаватели и родители, сетуя на всё усиливающиеся весьма тревожные тенденции в преподавании литературы и русского языка в современной школе. Я бы хотел поделиться с вами своим видением главных причин неблагополучного состояния в филологическом сегменте образования — и вузовского, и школьного.

Мнение, что молодежь в наши дни мало читает, стало для многих уже прописной истиной. Но данный факт, к счастью, весьма спорный. Во-первых, далеко не все молодые люди читают мало. А во-вторых, неразрешимой эта проблема не является.

Помню, как в 1950-60-е годы беспокоились о том, что экранизация литературных произведений приведет к тому, что подростки перестанут читать, — так же, как сейчас говорят, что компьютеры и адаптированные книги вовсе отучат молодежь от чтения классики. Безусловно, это может случиться, если учитель не привьет вкуса к литературе и к чтению. Вот почему в наше компьютеризированное время особенно важна роль наставника — человека, передающего знания от сердца к сердцу, от разума к разуму. Ведь в этой коммуникации присутствует не только рациональное, но и духовное, эмоциональное начало. Думаю, каждый, кто здесь присутствует, давно забыл содержание лекций своих профессоров в высшей школе. И когда говорим: «У нас был прекрасный профессор», меньше всего мы думаем о содержании этих лекций. Запоминается сам факт встречи с замечательным человеком, и не только на рациональном уровне.

Поэтому роль педагога невозможно переоценить. Он не просто передает информацию, как это делает компьютер, — он преломляет сказанное через самого себя и передает часть своей души, своего разума тем, кто его слушает. А если это искренний человек, если это подвижник своего дела, то ничто не может сравниться по силе убеждения и воздействия на аудиторию со словами подлинного мастера своего дела — педагога.

И вот здесь, на мой взгляд, как раз и кроется корень проблемы. Конечно, на круг, уровень и качество чтения подрастающего, формирующегося человека влияет и современный ритм жизни, и приобщение к интернет-культуре, и новации электронного века. Но главная проблема заключается, как мне думается, в том, что школа, общество и государство, в конце концов, не всегда с должным усердием и ответственностью заботятся о том, чтобы привить молодым людям вкус к чтению, научить их понимать и любить литературу, извлекать из прочитанного важнейшие для жизни уроки.

Это проблема сложная, но вполне решаемая. Для этого нужно особое внимание обратить на подготовку педагогического состава гуманитариев. Нельзя, чтобы в педагогические институты поступали по остаточному принципу: не поступил в элитный университет — куда идти? В педагогический! Педагогические вузы должны стать интеллектуальными, культурными центрами нашей страны, а престиж педагогов должен быть сравним с престижем ученых, космонавтов, спортсменов. Вот в таком случае способные люди пойдут в педагогические вузы, и именно они сформируют новое поколение, даже если не всё будет благополучно с программами и методичками. Потому что талантливый педагог может передавать мощный эмоциональный, духовный, интеллектуальный сигнал поверх бюрократической документации, — поверьте мне, знаю об этом не понаслышке.

Тем не менее, нам полезно задуматься и о школьных и вузовских программах, столь активно обсуждаемых сегодня, в том числе об их вариативности. Надеюсь, на эту тему мы еще поговорим, но, предвкушая дискуссию, хотел бы высказать свое мнение: не нужно бояться слова «вариативность». Некоторые шарахаются от него, как от пугала. Но ведь весь вопрос в том, из чего выбирать. Если мы будем выбирать из двух произведений Достоевского, мы ничего не потеряем. Но если великий классик будет противопоставлен писателю, чье творчество не вызывает всеобщего преклонения, а личность — уважения, то это уже не вариативность, к подобному явлению следует применить иной термин.

Поэтому не нужно бояться вариативности. Нужно говорить об интеллектуальном, духовном, культурном наполнении программ школьного обучения. Важно, чтобы за умными и привлекательными формулировками, такими как «модульное обучение», «тематический принцип», «варьируемое содержание», «усиление субъектности в преподавании», «возможность учителя формировать свою программу с адаптацией ее к специфике школы, класса, региона», — стояли выверенные и апробированные временем педагогические методики, а не скрывались, как это бывает, педагогическая беспомощность, по сути ненужные и сомнительные эксперименты, вкусовщина, беспокойное стремление к реформам, непрофессионализм, в конце концов. Но не в терминах дело — дело в содержании, хорошей голове и добром сердце. Вот тогда у нас будет достигнут общенациональный консенсус по всем самым сложным вопросам, включая те, которые мы сейчас рассматриваем.

Конечно, школьная программа в целом перегружена, и ребенок не всегда с ней успешно справляется. Вспоминаю свои учебные годы: семья была бедная, и я был вынужден работать и учиться. У меня не было ни минуты свободного времени ни в трамвае, ни в автобусе — постоянно с книгой. Я знаю, что такое перегруженность. Но благодарю своих замечательных педагогов, которые, несмотря на эту перегруженность, вооружили меня не только знаниями, но и любовью к литературе, научили писать сочинения. А пытаться облегчить учебу детей за счет предоставления возможности изъятия из программы признанных во всем мире великих произведений художественной словесности, конечно, недопустимо.

Готовясь к нынешнему выступлению, я постарался вникнуть в основные дискуссионные вопросы, касающиеся преподавания словесности в школе. Есть проблемы, которые хотелось бы предложить для нашего совместного обсуждения.

Некоторые «эксперты» утверждают, что русская классическая литература — ее язык, герои, ценностная парадигма — непонятна современным школьникам, а потому почти бесполезна в сфере обучения. Другое дело, по их мнению, литература новейшего времени, которая рассказывает о привычных реалиях, качествах, нужных для успешной жизни, трендах, простите за слово, и проч.

«Тренд» ― иностранное слово. «Тенденция» ― тоже иностранное, но латинское. Почему латинское слово «тенденция» заменили английским «тренд», объясните мне, образованные люди? Или слово «тренд» — показатель образованности? Для меня это очень плохой признак. Вот почему я не стал вычеркивать из этого текста слово «тренд», желая выразить свое мнение по поводу часто совершенно нелогичного, неоправданного использования иностранных, прежде всего английских, слов в нашем современном русском языке.

Безусловно, лучшие произведения литературы рубежа XX-XXI веков должны изучаться в школе, но вводить их в программу нужно без поспешности, помня о мировоззренческой функции литературы, которая может пробудить «чувства добрые», по словам Александра Сергеевича Пушкина, а может пропагандировать как в аллегорической, так и в эксплицитной форме разрушительные для детей образы и идеи.

Необходимо найти разумный баланс между базовой, обязательной и вариативной частями списка произведений, предлагаемых для классного и внеклассного чтения. Принципиально важной представляется необходимость ответственного обсуждения и принятия так называемого «золотого канона». Его можно называть как угодно: «золотой канон», «национальный канон», «канон русской словесности», но должен быть набор текстов, которые следует в обязательном порядке изучать в средней школе. Без этого мы просто не будем способны формировать у детей целостное восприятие русской литературы, а значит, русской культуры. Думаю, не надо бояться, что в такой ситуации учителя лишают выбора. Выбор есть всегда: трудиться добросовестно или спустя рукава, искренне любить детей и свою профессию или относиться к ней безразлично. Но самое главное — это тот выбор, о котором я сказал ранее. Педагог может выбрать из двух лучших самое, с его точки зрения, лучшее. Но выбор не может быть между лучшим и посредственным, между обязательным для всех в силу уникального вклада произведения в русскую и мировую культуру и чисто концептуальным текстом, интересным в данный момент, но теряющим значение вместе с исчезновением исторического контекста. Привязанность гуманитарного образования исключительно к контексту эпохи — это неправильный метод. Несомненно, образование должно актуализировать идеи, исходящие из культуры, из традиции. Без этого культура и традиция умирают. Современный контекст не может в полной мере управлять учебным процессом, ведь то, что очень важно в наше быстротекущее время, не будет важно уже завтра. Как мы болели проблемами 90-х годов! Я помню, что творилось в этом зале. Такая была битва между правыми и левыми! Где эти битвы, где эти люди? Всё ушло, а Пушкин-то не ушел! Так вот, я думаю, что необходимо найти разумный баланс между базовой, обязательной и вариативной частями списка произведений, предлагаемых для классного и внеклассного чтения. Принципиально важной представляется необходимость сохранения, как я уже сказал, некоего канона. И полагаю, что на этом мы должны сосредоточиться: что это за канон, что за книги и как в рамках этого канона может действовать вариативность.

Очевидно, одной из причин падения интереса к русской словесности и ее в целом неудовлетворительного знания молодым поколением стали в том числе и непрекращающиеся на протяжении нескольких лет реформы образования. Я не хочу критиковать ни какие-то конкретные учреждения, ни людей, ни саму идею реформ. Профессионалы уже высказали разного рода замечания и, наверное, будут и далее критиковать некие аспекты этой реформы. Без реформ тоже нельзя. Нельзя стоять на одном месте. Мир развивается, школа развивается, страна наша развивается. 24 мая, в день Кирилла и Мефодия, я был на концерте на Красной площади. Рядом со мной сидела девочка. Смотрю — очень хорошо, чистым голосочком, очень четко поет. Я с ней разговорился. Девочка в 5-м классе учится, я смотрел на нее и глазам не верил — передо мной сидел взрослый человек, раскрепощенный, умный, знающий. Вспоминаю себя в 5-м классе — я бы не только Патриарху, я бы директору школы побоялся слово сказать. Но это уже другое поколение, и если мы скажем, что школа 50-х-60-х годов для нас должна быть непререкаемым золотым стандартом, мы погубим и школу, и стандарт, и все остальное.

При этом уверен: неправильно было бы рассматривать реформы образования, как я уже сейчас сказал, с исключительно критической точки зрения. В результате длительных реформ, которые затронули все сферы и ступени образования, пришлось радикально снизить и минимальный порог в ЕГЭ. Мы касаемся сейчас и этой непростой темы. Относительно Единого государственного экзамена выскажу свое мнение — я его уже неоднократно высказывал в разных аудиториях, считаю важным сделать это и сейчас, не претендуя, конечно, ни на какие особые положительные оценки, — мне кажется, полный отказ от ЕГЭ был бы неверным шагом. Я познакомился с ЕГЭ в Финляндии около 30 лет назад. Я имел отношение к этой стране — управлял там нашими приходами, будучи ректором духовной академии в Санкт-Петербурге. И вот однажды я приехал в эту страну в весенний день, и смотрю, как много молодежи ходит в белых шапочках. Мне объяснили, что это те, кто сдал государственный экзамен за среднюю школу. Спрашиваю: «А что дает этот статус?» — «Звание студента». — «Они что, уже поступили в университеты?» — «Нет, и многие не поступят. Но они уже студенты, у них есть свой статус, признанный государством». И мне рассказали о системе ЕГЭ, и я подумал, что это хорошая вещь, когда есть некая директивная оценка знаний учащегося.

Но в этой хорошей идее есть нечто, на что нужно непременно обратить внимание, чтобы скорректировать ее в лучшую сторону, потому что наличное состояние ЕГЭ вызывает большие слишком нарекания и у родителей, и у детей, и у педагогов. Первое нарекание возражение — это тестовая система ответов. Есть предметы, знание которых невозможно оценить в тестовой манере. Вот сдавать правила уличного движения можно в тестовой манере, и то в некоторых странах отказались: предлагают рассмотрение на компьютерах определенных ситуаций. Я сдавал в свое время на права в Швейцарии — крестики ставишь, и всё. Но люди поняли, что это не совсем правильно, что такая система оценки по целому ряду предметов недостаточна.

Поэтому мне кажется, что, во-первых, введение сочинения — это уже очень большой шаг вперед. Важно, чтобы в ЕГЭ, который бы не служил единственной методикой определения знаний, был добавлен устный компонент. Ведь личность раскрывается, когда беседует, и девчонка раскрылась, когда со мной стала беседовать. А подкинь ей какой-нибудь шаблон, еще неизвестно, что бы она сказала. Поэтому глубоко убежден: устный компонент при сдаче государственного экзамена по целому ряду предметов — это очень важный момент. Конечно, это в первую очередь касается русского языка и литературы. Невозможно все богатство нашей словесности «загнать» в тесты и краткие ответы на вопросы. Недавно на награждении лауреатов Патриаршей литературной премии я уже вспоминал слова Юрия Михайловича Лотмана, с которым я имел радость личного знакомства и общения. Не могу сказать, что мы были друзьями, но мы были взаимно заинтересованными собеседниками. Я знал и его, и его супругу, и очень многое получил, общаясь с этим человеком. Так вот, он говорил о том, что вечные идеи и ценности неизменно облачаются в одежду времени, и читателю нужно лишь правильно распознать эти мысли. Сегодня я хотел бы привести другое замечательное высказывание этого выдающегося филолога. Рассуждая о таких категориях, как культура и информация, он говорил:«Культура — это вовсе не склад информации. <…> Культура — это гибкий и сложно организованный механизм познания»2. Невозможно представить литературу в виде совокупности данных о писателях, их произведениях и главных героях. Прочитывание литературного произведения — это всегда размышление, глубокая внутренняя работа ума и сердца, увидеть и оценить которую нельзя по правильно поставленным галочкам.

Неслучайно в 50-е-60-е годы порой высказывались критические замечания по поводу экранизации классических произведений. Что происходит с человеком, когда он читает классическое литературное произведение? И чем талантливее автор, тем то, о чем я сейчас скажу, сильнее действует на человека. Каждый читающий художественную литературу создает в своем сознании художественный образ. И чем сильнее писатель, тем ярче образ в нашем сознании. Я живу не теми образами, которые я увидел в фильмах по романам Достоевского и Толстого. У меня сложились свои образы, даже свои интерьеры комнат; как я представляю одежду по тому, что было написано в этих текстах, как выглядели герои. Другими словами, каждый из нас, читая художественный текст, становится соавтором, он для самого себя — мы сегодня уже говорили об актуализации — персонально актуализирует содержание художественного произведения. И вот это подменить невозможно ни кино, хотя и там интересно наблюдать мастерство режиссера и актеров, ни театром, хотя и там важно видеть красоту всего того, что создает режиссер и актер. Потому что с чтением ты сам режиссер, ты сам художник, ты сам постановщик. Именно в этой части усвоения художественного текста, я думаю, и содержится его непреходящее значение для формирования личности, для формирования культуры человека.

Чрезвычайно важной темой, которая также нуждается в нашем совместном обсуждении, является вопрос подготовки будущих учителей. Я уже об этом сказал и не буду на этом останавливаться. Скажу только, что русская словесность — это, без преувеличения, один из столпов нашей национальной жизни, важнейшее основание цивилизации Русского мира, я бы сказал, культурный столп государственной жизни. Поэтому будущее русского языка и литературы должно быть предметом обсуждения не только профессионалов, но и всего российского общества. Это сегодня стратегическая задача, которую необходимо решать со всей ответственностью.

Плодородная нива русской словесности не должна быть ареной для идеологических битв, для лоббирования чьих-то интересов, нецелесообразных экспериментов. Нужно очистить эту площадку от междоусобной брани, которая досталась нам в наследство от 90-х годов. Мы должны в полной мере осознать, что за последние годы, десятилетия были, конечно, допущены ошибки, перекосы, но ведь не бывает жизни без ошибок и без перекосов. Очень опасно, когда ошибка не замечается, когда она в силу политических, человеческих факторов замалчивается и входит в плоть и кровь народной жизни. Вот тогда эта ошибка становится историческим преступлением. Я думаю, мы все сегодня призваны — не только общество, но и Правительство, писательский цех, читатели — осознать, что находимся в очень важной точке нашего духовного, культурного развития. От того, каким будет это развитие, зависит в немалой мере и то, что произойдет с нашей школой, с нашей литературой, с нашим писательским цехом и с нашими читателями.

Благодарю за внимание.

1 ― Лихачев Д.С. Об искусстве слова и филологии.

2 ― Лотман Ю.М. Культура и информация // Лотман Ю.М. Статьи по семиотике культуры и искусства.


Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Патриархия.ru

27 мая 2016 г.


Патриарха Кирилла торжественно встретили на Афоне

ПАТРИАРХА КИРИЛЛА ТОРЖЕСТВЕННО ВСТРЕТИЛИ НА АФОНЕ





Афон, 27 мая 2016 г.

Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл прибыл в административный центр Афона – Карею, сообщает корреспондент AgionOros.ru.

Предстоятеля Русской Православной Церкви встретили протоэпистат Святой Горы старец Павел Лавриот, представители всех афонских монастырей, множество монахов и паломников.

В соборном храме Протата Патриарх поклонился чудотворному образу Пресвятой Богородицы «Достойно есть». После чего был отслужен краткий молебен.

В приветственном слове к Патриарху Кириллу старец Павел Лавриот сказал: «Священный Кинот Святой Горы с великой радостью приветствует Предстоятеля Русской Православной Церкви». Кроме того Протоэпистат подробно остановился на многовековой истории афонского монашества и его приношении Православной Церкви.

В своем ответном слове Святейший Патриарх Кирилл совершил исторический экскурс в тысячелетнюю историю русского монашеского присутствия на Афоне. По словам Предстоятеля Русской Православной Церкви, «Святая Гора на протяжении многих столетий стала источником духовной поддержки для русского монашества, передавая ему сокровище своего духовного опыта. Со Святой Горы в Россию перешла традиция умного делания, исихастское богословие, общежительное монашеское устроение и особое почитание Святой Троицы. Достаточно вспомнить тот факт, что святитель Филофей, патриарх Константинопольский, некоторое время бывший игуменом афонской Великой Лавры, благословил преподобного Сергия Радонежского на введение общежития в основанной им обители».

Патриарх Кирилл подчеркнул, что празднование 1000-летия русского монашеского присутствия на Афоне способно «принести многим людям часть того света, который исходит от Святой Горы, сделать их сопричастными идеалам очищения и самоотвержения, являющимися источником вдохновения для афонских монахов».




27 мая 2016 г.

Оригинал: http://www.pravoslavie.ru/93711.html

«Икона — это чудо встречи со святым»

Оригинал взят у matveychev_oleg в «Икона — это чудо встречи со святым»
Полина Виноградова
Мы отвечаем за свою работу не перед заказчиками, а перед Богом. -
Хакасский иконописец рассказал РП, как воспринимают святой образ современные люди и почему православная живопись должна быть анонимна

Иконописцы отвечают за свою работу не перед заказчиками, а перед Богом. Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС
Иконописцы отвечают за свою работу не перед заказчиками, а перед Богом. Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС

Преподаватель художественной школы Александр Кузнецов сейчас расписывает храм Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Бейка в республике Хакасия. За 20 лет иконописец-самоучка создал множество образов, в которых он пытается возродить традиции ранней православной живописи. Мастер рассказал «Русской Планете», почему именно средневековая иконопись должна стать образцом для современных православных авторов.

— Александр Петрович, вы выросли в атеистической стране, окончили советские школу и вуз, были членом коммунистической партии, а сейчас пишете иконы и стали воцерковленным человеком. Как менялось ваше мировоззрение?

— Со мной все произошло как в поговорке: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Мой гром грянул, когда в 1993 году заболела моя единственная дочь. Услышав страшный диагноз — рак II стадии, мы с женой поняли, что можем надеяться только на помощь Господа.

Пришли в церковь, стали молить о чуде, и оно произошло. Дочь успешно прооперировали, она прошла курс химиотерапии, сейчас жива и здорова, слава Богу. Подобное любого заставит пересмотреть все ценности.

Тогда я понял, что вся жизнь христианина, который живет с Богом, буквально пронизана чудесами, мы просто не умеем этого замечать. Каждый человек, который встречается вам на жизненном пути — это чудо. Как и сама жизнь.

Тогда же я осознал, что обязан передать это новое для меня знание, ощущение с помощью доступных мне средств — кистей и красок. Был бы я писателем, попробовал бы рассказать об этом словами. Но так получилось, что нарисовать свои чувства и мысли мне проще.

Collapse )

Русское офицерство. Решающий вклад в свержение Николая II

Оригинал взят у matveychev_oleg в Русское офицерство. Решающий вклад в свержение Николая II
Николай II во время Первой мировой

Оригинал взят у arctus

Как это не удивительно для многих нынешних адептов «белого движения», но армия, одна из главных опор императора Николая II, сыграла ведущую роль в его свержении, дав старт всем остальным событиям 1917 года в России.

Шла первая мировая война. Росло недовольство народа. Императорская Ставка была по сути вторым правительством.
Collapse )

«Икона — это чудо встречи со святым»

Полина Виноградова

Хакасский иконописец рассказал РП, как воспринимают святой образ современные люди и почему православная живопись должна быть анонимна

Иконописцы отвечают за свою работу не перед заказчиками, а перед Богом. Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС
Иконописцы отвечают за свою работу не перед заказчиками, а перед Богом. Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС

Преподаватель художественной школы Александр Кузнецов сейчас расписывает храм Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Бейка в республике Хакасия. За 20 лет иконописец-самоучка создал множество образов, в которых он пытается возродить традиции ранней православной живописи. Мастер рассказал «Русской Планете», почему именно средневековая иконопись должна стать образцом для современных православных авторов.

— Александр Петрович, вы выросли в атеистической стране, окончили советские школу и вуз, были членом коммунистической партии, а сейчас пишете иконы и стали воцерковленным человеком. Как менялось ваше мировоззрение?

— Со мной все произошло как в поговорке: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Мой гром грянул, когда в 1993 году заболела моя единственная дочь. Услышав страшный диагноз — рак II стадии, мы с женой поняли, что можем надеяться только на помощь Господа.

Пришли в церковь, стали молить о чуде, и оно произошло. Дочь успешно прооперировали, она прошла курс химиотерапии, сейчас жива и здорова, слава Богу. Подобное любого заставит пересмотреть все ценности.

Тогда я понял, что вся жизнь христианина, который живет с Богом, буквально пронизана чудесами, мы просто не умеем этого замечать. Каждый человек, который встречается вам на жизненном пути — это чудо. Как и сама жизнь.

Тогда же я осознал, что обязан передать это новое для меня знание, ощущение с помощью доступных мне средств — кистей и красок. Был бы я писателем, попробовал бы рассказать об этом словами. Но так получилось, что нарисовать свои чувства и мысли мне проще.

Collapse )