August 6th, 2016

Николай I и его время

Оригинал взят у nlr_spb в Николай I и его время

Сегодня (6 июля) - юбилей императора, которого очень не любили советские историки. Его памятник перед Мариинским дворцом народ снабдил эпиграммой, прилипшей к нему намертво:
Collapse )

Храм Ильи Пророка в Ярославле.

Оригинал взят у avdy_san в Храм Ильи Пророка
Оригинал взят у vladimirdar в Храм Ильи Пророка в Ярославле. Золотое Кольцо России.
Церковь Илии Пророка. Ярославль. Золотое Кольцо.
Всего 72 фото

Церковь Ильи Пророка была последней достопримечательностью Ярославля, где мне посчастливилось побывать в этот светлый день. Это великолепный белый храм на центральной площади древнего Ярославля - выдающийся памятник знаменитой ярославской школы архитектуры и живописи XVII века, сохранивший почти полностью свой первоначальный облик. Редкая по красоте церковь Ильи Пророка в Ярославле с давних пор привлекает внимание многих любителей и знатоков древностей, художников, ученых и, конечно, туристов.

Она интересна не только тем, что находится в самом центре современного Ярославля, но и тем, что возведена в 1647-1650-х годах на средства граждан города, богатейших и именитых ярославских купцов братьями Вонифатием и Иоанникием Скрипиными, которые занимались торговлей мехами, церковной утварью и драгоценными камнями. Братья являлись поставщиками товаров для царского, патриаршего дворов и были лично знакомы с первыми Романовыми - царями Михаилом Федоровичем и Александром Михайловичем.

Церковь была построена на скрипинском подворье, которое в те времена было расположено в самом центре Земляного города, на оживленной Пробойной улице, неподалеку от обширной торговой площади. Рядом с подворьем стояли две деревянные церкви - холодная во имя Пророка Ильи и теплая Покрова Богоматери. Только после перепланировки улиц Ярославля в конце XVIII столетия Ильинская церковь оказалась на открытой для обозрения площади - Ильинской, а потом уже и Советской.
Collapse )

© Vladimir d’Ar

Спасо-Преображенский монастырь в Ярославле
Ярославль - виды города со звонницы Спасо-Преображенского монастыря

Страстной монастырь в Москве. Монастырь - которого нет.

СТРАСТНОЙ МОНАСТЫРЬ В МОСКВЕ



  

Замечательный московский монастырь, освященный во имя Страстной иконы Божией Матери и варварски уничтоженный большевиками, стоял до революции на Тверской улице, там, где сейчас сквер перед кинотеатром «Россия». Его колокольня была точно на том месте, где ныне стоит памятник Пушкину.

Именно здесь в XVII веке в Москве с почестями встречали чудотворную Страстную икону Божией Матери, перевезенную в русскую столицу из Нижегородской области – на месте этой исторической встречи и был основан Страстной монастырь. К счастью, сама икона уцелела в революцию и ныне находится в церкви Воскресения в Сокольниках, на левой, северной стене Петропавловского придела. Как известно, в советские годы эта окраинная, отдаленная от центральной Москвы церковь стала приютом многих московских святынь, привозимых сюда из разрушенных храмов и монастырей.

Страстная икона Божией Матери, славящая исцелениями больных, называется так потому, что на ней рядом с Богородицей изображены два ангела с орудиями страданий - «страстей» Христовых - копьями и крестом. Старинная легенда, связанная с этой иконой, повествует, что в старину в селе Палицах Нижегородской губернии жила крестьянка Екатерина, которая была одержима «беснованием»: совершенно помешанная, она бегала от людей, скиталась по лесам и не   раз пыталась наложить на себя руки. Однажды, придя ненадолго в себя, она стала проникновенно молиться Божией Матери, прося избавить ее от этого бедствия и дала обет уйти в монастырь в том случае, если она выздоровеет. Получив долгожданное исцеление, Екатерина совсем забыла о данном обете и стала жить обыкновенной, полной суеты, мирской жизнью. И один раз на молитве она вдруг вспомнила о своем обещании. На нее напал такой ужасный страх, что от душевного потрясения она слегла в постель. Ночью Екатерина услышала, что кто-то у дверей ее комнаты тихо читает молитву, а потом дверь открылась, и к ней вошла Пресвятая Богородица в багряном одеянии, вытканном золотыми крестами. Она обратилась к больной: «Екатерина! Почему ты не исполнила обета в иноческом чине служить Сыну Моему и Богу? Иди же теперь, возвести всем о Моем явлении тебе и скажи, чтобы живущие в мире воздерживались от злобы, зависти, пьянства и всякой нечистоты; пребывали бы в целомудрии и нелицемерной любви друг к другу, почитали бы воскресные и праздничные дни, посвященные имени Господню и Моему».

Екатерина не исполнила повеления Богородицы, опасаясь, что ей никто не поверит и примут за сумасшедшую. Видение повторилось еще дважды, а на третий раз она была сильно наказана за свое малодушие: ее парализовало, рот искривился, голова обратилась в сторону, и женщина впала в полное расслабление. Вскоре она была помилована. Снова во сне Екатерина услышала таинственный голос, повелевавший ей немедленно идти в Нижний Новгород к иконописцу Григорию, у которого находился написанный им образ Божией Матери, рассказать ему о чудесных явлениях и, собрав именем Пресвятой Богородицы семь серебряных монет, отдать их иконописцу для украшения этого образа. «Когда ты помолишься перед этим образом с верою, то получишь исцеление сама и многие другие», - добавил голос. Екатерина исполнила этот наказ, и, помолившись перед иконой, действительно получила исцеление. С тех пор у образа Божией Матери начали совершаться многие чудеса и исцеления.

Местный землевладелец, боярин Лыков, прослышав об этой иконе, перевел ее в церковь своей вотчины в Палицах. История чудотворного образа на этом только началась, а вместе с ним – и новая страница в летописи московской истории. Страстную икону решили перенести в Москву – и 26 (13) августа 1641 года ее торжественно встречал царь Михаил Федорович со свитой и духовенством на главной московской улице Тверской, или Царской, как прежде она еще называлась. На том месте, где была встречена икона, у Тверских ворот Белого города, царь велел «возградить церковь камену», во имя Страстной иконы, и праздник ей определили тот августовский день, когда икона была торжественно доставлена в Москву. А в 1649 году набожный царь Алексей Михайлович повелел основать тут Страстной «девичий» монастырь. Он и дал дореволюционное название площади Тверских ворот, - Страстная, а потом и местного бульвара. Свое старомосковское имя Страстная площадь носила до 1932 года.

История и судьба Страстного монастыря оказалась тесно связана с Тверской улицей, на которой он был основан – даже после революции их постигла единая участь. Эта улица появилась еще в XIV веке на пути из Москвы в Тверь: «Город Тверь - в Москву дверь». А в памятном для нее XVII веке Тверская стала главной улицей Москвы, отчего и называлась Царской – по этой улице совершались парадные выезды царя, а экипажи иностранных послов и гостей неслись по ней в Кремль. Через сто лет она стала началом дороги в новую российскую столицу - Санкт-Петербург.

Здесь, на Тверской, начиналось все самое новое и лучшее в Москве. И если в ранние петровские времена с ней явно соперничала Немецкая слобода, то потом конкурентов Тверской более не осталось. На этой улице были опробованы почти все виды дореволюционного городского транспорта - отсюда уходили в свой первый путь и дилижансы, и конка, и московский трамвай. И огни первых в Москве электрических фонарей засверкали именно на Тверской. Здесь же, напротив Страстного монастыря, в XVIII столетии был устроен первый московский бульвар – Тверской, а в XIX веке за монастырем появился один из самых молодых и самый широкий бульвар Москвы, получивший имя Страстной.

В середине 1770-х годов обитель сгорела в пожаре - выгорело все, кроме написанных на стенах Боголюбской иконы и образа св. Иоанна Воина. Императрица Екатерина II приказала восстановить Страстной монастырь.

Бедствие в обитель пришло в 1812 году – наполеоновские полчища расположились здесь «на постой». (По какой-то горькой иронии судьбы в соседней с монастырем усадьбе Голицыных разместился штаб главного интенданта наполеоновской армии, где среди интендантских офицеров находился молодой Анри Бейль - будущий писатель Стендаль.) Интервенты разворовали и осквернили монастырь – не только святотатством, но и расстрелами, казнями, допросами сопротивлявшихся москвичей, а один храм и вовсе был обращен в магазин. Монастырь закрыли и заперли, хотя, по историческим свидетельствам, захватчики раз позволили монахиням совершить службу и дали им все необходимое для богослужения.

И в октябре, когда армия Наполеона спешно покинула Москву, именно в стенах Страстного монастыря был отслужен первый в городе благодарственный молебен Христу Спасителю о чудесном спасении Москвы и об избавлении от нашествия иноплеменных. Молебен, на котором присутствовал казацкий генерал Иловайский, отслужил настоятель сгоревшей университетской церкви о.Иона. Эта достоверная история подтверждает московское предание о том, что именно с колокольни Страстного монастыря в Москве раздался первый звон после ухода неприятеля.

И после пожара 1812 года монастырь был роскошно отстроен заново. Достойный ученик Д.Жилярди, русский архитектор М.Д.Быковский построил замечательную надвратную колокольню с шатром и с часами – тогда это было новшеством. Церковь в ней освятили во имя св. Алексия Человека Божия, по именинам основателя Страстного монастыря, царя Алексея Михайловича, а иконы нового храма написал художник В.В.Пукирев – достаточно вспомнить его «Неравный брак».

Монастырь славился в старой Москве своим прекрасным хором и рукоделием монахинь. До революции на площади перед ним происходили летом народные гуляния– в августовский престольный праздник и в шестое воскресение после Пасхи, когда Страстная икона праздновалась еще раз.

Страстной монастырь оказался связанным и с именем Пушкина.

Пошел! Уже столпы заставы

Белеют; вот уж по Тверской

Возок несется чрез ухабы,

Мелькают мимо будки, бабы

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах…

Этих галок, судя по тексту, Пушкин заметил именно на колокольне Страстного монастыря. Львы же, разумеется, с усадьбы Хераскова-Разумовского, построенной Жилярди почти напротив монастыря - «будто окаменевшие вельможи, переваривающие лукулловский обед», - писал о них потом Гиляровский. И после смерти поэта, по преданию, на Тверской произошло знаменательное событие. В 1880 году напротив Страстного монастыря в начале Тверского бульвара поставили памятник Пушкину работы А.Опекушина, сооруженный на народные деньги. И существует легенда, что когда на Страстную площадь везли пьедестал для этого памятника, при повороте на Тверскую им встретилась бедная похоронная процессия с гробом Анны Петровны Керн, которой Пушкин посвятил стихотворение «Я помню чудное мгновенье». И будто бы лошади, тащившие пьедестал, почтительно остановились, уступая дорогу возлюбленной поэта. Анна Керн была захоронена близ города Торжка в Тверской области, на погосте села Митино – на ее могиле стоит большой надгробный камень, на котором высечены пушкинские строфы.

А в 1950 году   памятник Пушкину перенесли на другую сторону площади, развернули на 180 градусов и поставили на то место, где прежде стояла колокольня Страстного монастыря.

После революции старинный московский монастырь постигла печальная участь. Вначале он был осквернен пролетарствующими художниками, которые расписали его стены кощунствами, потом, в марте 1919 года, «упразднен», и его помещения занял Военный Комиссариат. Одно время общежитие студентов «Коммунистического университета трудящихся Востока» сосуществовало там с последними монахинями, еще ютившихся в своих кельях, затем обитель передали Центральному Архиву. А 1928 году ее окончательно ликвидировали, и с 1929 года в стенах бывшего монастыря открылся Центральный Антирелигиозный Музей – преобразование в духе советской власти. В этот музей была привезена легендарная корона с Воскресенской церкви в Барашах (см. нашу публикацию от 26 сентября прошлого года) – там ее след уже обрывается. Страстную же площадь переименовали в Пушкинскую. А монастырь был полностью снесен в 1937 году – для чего, неизвестно, кроме как «в целях антирелигиозной пропаганды».

И только одна традиция народных гуляний по-прежнему осталась в советские годы на центральной площади главной московской улицы и тоже дважды в год: 7 ноября и 1 мая здесь вечерами собирались москвичи и прогуливались по центральной магистрали, где на диво горожанам перекрывали автомобильное движение. Многим памятна праздничная иллюминация Тверской и   Центрального телеграфа.

И еще одна исчезнувшая местная московская достопримечательность. Совсем рядом с монастырем, на месте корпуса газеты «Известия» раньше стоял знаменитый «дом Фамусова», принадлежавший М.И.Римской-Корсаковой. Здесь не раз бывал и Пушкин, но больше в памяти Москвы этот дом остался причастным к Грибоедову. Младший сын хозяйки, Сергей Александрович, был женат на двоюродной сестре писателя, Софье Алексеевне – она стала прототипом Софьи в комедии «Горе от ума». Писатель часто бывал в этом доме. По легенде, однажды на балу у Корсаковой он стал нападать на пристрастие москвичей ко всему французскому - точь-точь из будущего монолога Чацкого: «Чтоб истребил Господь нечистый этот дух пустого, рабского, слепого подражанья». Все решили, что Грибоедов сошел с ума, и после этого многие ездили к нему справиться о его здоровье. «Я же им докажу, что я не сошел с ума!» - не выдержал Грибоедов и написал в ответ «Горе от ума».

Дом тоже снесли - не пощадили ни старины, ни памяти о Грибоедове. Весь этот снос был определен чудовищным Генеральным планом социалистической реконструкции Москвы 1935 года. Тверская потеряла и красивейший монастырь – частицу своей истории, и свое иконное старомосковское лицо, и даже свое имя, названная в честь Горького еще при жизни пролетарского «буревестника». Из всех утрат вернуть последнее оказалось самым простым – но единственным.

И ныне о Страстном монастыре и славной московской старине главной улицы столицы напоминает лишь имя Страстного бульвара.


Елена Лебедева

26 августа 2003 г.

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/29.htm

Старица. Свято-Успенский мужской монастырь

Оригинал взят у dimon_porter в Старица. Свято-Успенский мужской монастырь
Старицкий Свято-Успенский мужской монастырь – одна из древнейших обителей не только Тверской губернии, но и всей России. Он стоит на правом берегу Волги, именуемом Московской частью города Старица. В помяннике обители записано, что в 1110 году на урочище Старый бор пришли двое чернецов из Киевских пещер – Никандр и Трифон. Они и стали основателями обители, построив для себя келию и подтянув сюда других иноков. Постепенно образовалось селение и вырос монастырь.



Collapse )

Морской собор Кронштадта. Каким он был 2009 году.

Оригинал взят у vasik_catn в Старый собор
Прибираясь в недрах компьютера, обнаружил папку, полную тёплых, ламповых фотографий Кронштадта, датированных ранней весной 2009 года. Всего-то 2009-го, Карл! А уже история. Как будто тасячу лет назад..( Тёплые ламповые фото были сняты, должен признаться, на мою первую цифрозеркалку кенон400д. Думаю, картинки небезынтересны, стоит выложить немного. Самое же самое небезынтересное из них - Морской собор, который теперь принял первоначальный, задуманный Косяковым светлый и блестящий облик, а тогда - закопчённый, частично повреждённый и локально патинированный и закрашенный, оч.живописно сливался с цветом осеннего балтийского неба, густого и дымчатого. С них и начну. А остальной Кронштадт - как-нибудь потом.

Собор из Докового оврага.
Collapse )