November 30th, 2016

Кино православное. Международный фестиваль «Радонеж-2016»

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ «РАДОНЕЖ-2016»



  

В Москве прошел Международный фестиваль кинофильмов и телепрограмм «Радонеж-2016». Все, кто побывали на показах, убедились: православное документальное кино переживает настоящий расцвет.

В этом году на конкурс приняли 108 заявок. Членам жюри, в которое входили режиссер Владимир Хотиненко, актриса Валентина Теличкина, писатель Владимир Крупин и другие деятели культуры, было совсем непросто определить самые достойные ленты. Темы, волнующие современных кинематографистов, – это спорные вопросы русской истории, события на Украине, ад абортариев, расслоение на богатых и бедных, путь к Богу и трудности воцерковления.

  

– За 20 лет, что существует фестиваль «Радонеж», наша работа не прошла даром, и сейчас мы пожинаем плоды: мы видим высочайший уровень журналистики и кинодокументалистики, – рассказывает президент кинофорума Евгений Никифоров. – Свои работы представили крупнейшие документалисты России, все центральные телеканалы, практически все регионы страны. 108 заявок принято в конкурс. Это уже почти неподъемное для жюри количество фильмов. Отсмотреть их на скорости, «перематывая», невозможно, потому что высокий профессиональный уровень увлекает. Сейчас религиозное кино повзрослело, ушло от прямой предметности. Если раньше в фильмах были храмы, колокола, девочка со свечкой – простые ходы для рассказа о Церкви, – то сейчас это ленты, снятые о мире, увиденном глазами христианина, православного человека. Отсюда невероятное жанровое разнообразие. Это и документальные фильмы, и телепрограммы, и мультфильмы – очень удачные в этом году, с великолепной графикой, тонкие, изящные. Это и короткометражки – на грани «маленьких шедевров». А поднимаемые темы – это всё, что волнует душу современного православного человека. Это и Украина, и сложности нашего церковного строительства, трудности нашего духовного роста. Фильмы эти заглядывают в душу человека, говорят о том, как непросто становиться настоящими христианами.

Гран-при фестиваля присудили фильму «Равная величайшим битвам», режиссеры – Георгий Негашев, Андрей Титов, Павел Фаттахутдинов. Лента рассказывает о трудовом подвиге в годы войны, об эвакуации заводов из центральной части России на Урал. Это фильм о людях, не жалевших себя, трудившихся в тылу с единственной мыслью: всё для фронта, всё для Победы.

  

В номинации «Лучшая режиссерская работа» отмечена документальная картина Александра Калашникова и Владимира Васильева «Замороженное время» – о писателе Михаиле Тарковском. Идею фильма авторы сформулировали очень красиво: показать, как величественная природа батюшки Енисея преображает душу художника. «Замороженное время» – история о том, как человек из столицы – из знаменитой творческой династии Тарковских – переехал жить в Сибирь и в суровых зимних условиях ловит рыбу, рубит дрова, пишет чудесные книги и ведет внутренний диалог с Богом.

Приз за лучший сценарий получил фильм «Брат твой Каин». Его автором и режиссером Ириной Васильевой фильм снимался десять лет. Здесь потрясает сам материал – судьба прокурора, которого за убийство приговорили к пожизненному заключению; он проводит дни в одиночной камере – и это очень мучительное наказание. Зритель видит его покаяние и переосмысление им жизни.

  

В номинации «Лучший дебют» отметили картину «Переведи меня через Майдан» Варвары Филипчук, ученицы Владимира Хотиненко. Фильм посвящен разделению России и Украины, ищет выход из этой трагедии.

Специальным призом жюри отмечен фильм Аркадия Мамонтова «Благотворитель», рассказывающий об очень богатом человеке Викторе Тырышкине, который свои миллионы тратит на храмы и больницы. В аннотации к картине ставится вопрос: «Откуда в современной России, где богатые только тем и занимаются, что выводят деньги за рубеж, скупают европейскую недвижимость и плюют на свой народ, появился человек, который относится к стране, к народу как к своей собственной семье и все деньги кладет на алтарь Отечества?» Фильм Аркадия Мамонтова приглашает к серьезному разговору, находит героя нашего времени и дарит надежду, что не все одержимы поклонением мамоне.

  

Фестиваль «Радонеж» представил очень яркую панораму православной документалистики, но также выявил и такую проблему: достойных художественных, игровых лент на православные темы у нас пока очень мало. За последние годы фильмами-событиями, которые знают практически все, можно назвать только два: «Остров» Павла Лунгина и «Поп» Владимира Хотиненко.

– Эта проблема связана с низким уровнем религиозного образования, недостаточной церковностью нашего общества в целом и кинематографистов в частности, – говорит Евгений Никифоров. – Многие заявляют о себе как о людях православных, но таковыми не являются. Владимир Хотиненко и Юрий Грымов – талантливые художники и последовательные христиане, серьезно относящиеся к своей вере. Но есть масса режиссеров, которые берутся за религиозную тему, будучи людьми религиозно необразованными, церковно невоспитанными, и у них ничего не получается. Есть редкие удачи, которые у всех на слуху, – такие, как фильм «Остров». Я думаю, что курс «Основы православной культуры» должен быть введен у нас в школьную программу, если мы хотим иметь полноценно воспитанных людей, которые знают свои традиции.

  

По словам Евгения Никифорова, на фестивале «Радонеж» художественное кино представляли только «чудесные короткометражки».

На церемонии закрытия фестиваля «Радонеж» выступил Павел Пожигайло – заместитель председателя Общественного совета Министерства культуры. Он отметил, что все, кто снимает православные фильмы, делают очень нужное дело, а также напомнил о скандале с Константином Райкиным, который недавно высказался против цензуры за полную свободу художника в «творческом самовыражении», включая любые провокации и запретные темы. Подобные деятели, по словам Пожигайло, предлагают зрителям «эстетику ниже пояса, культуру ширинки». При этом на один только театр Константина Райкина «Сатирикон» государством выделяется 230 миллионов рублей в год, а на всю российскую документалистику – 250 миллионов рублей. Цифры почти одинаковые, а результаты диаметрально противоположные. И несмотря на такие скромные финансовые возможности, православные документалисты выпускают много достойных работ.

  

У кинофорума есть свой преданный зритель. На церемонии закрытия фестиваля Главный зал Дома кино был полон.

– Ходили с женой на показы, особенно понравился фильм «Замороженное время» – про Михаила Тарковского, – рассказал мне москвич Валерий Сафонов. – Захотелось почитать его прозу и съездить в Сибирь. Потряс фильм «Брат твой Каин» – о преступлении, покаянии и возможности прощения, о пути человеческой души к Богу. Все это настоящее кино, правдивые истории.

На телеэкраны православным фильмам прорваться трудно, но их можно посмотреть в интернете

Участники фестиваля, конечно, хотят, чтобы их картины дошли и до широкого зрителя. Но здесь есть определенные сложности.

– На широкие телеэкраны прорваться трудно, – признает Евгений Никифоров. – Наши телевизионные каналы работают по законам коммерческого телевидения, где всё определяют рейтинги, реклама. И фильмы, представленные на фестивале «Радонеж», могут поставить в глухое эфирное время – в час дня или поздно ночью. Надеюсь, что многие фильмы можно будет посмотреть в интернете. Главное, чтобы люди их видели. На этом не заработаешь. Продать это невозможно: это никто не купит. Даром получили – даром отдавайте.

Фото: Влад Докшин/unikino.ru


Татьяна Медведева

26 ноября 2016 г.

http://www.pravoslavie.ru/98952.html

«Верою побеждается все». О жизни одного подвижника.

«ВЕРОЮ ПОБЕЖДАЕТСЯ ВСЕ»

О жизни архимандрита Парфения (Невмержицкого)



Инок

Архимандрит ПарфенийАрхимандрит Парфений
Архимандрит Парфений (в миру Павел Невмержицкий) родился 5 марта 1900 года в многодетной крестьянской семье из села Дубрава (по другой версии Бовсуны) Житомирского уезда Волынской губернии. Впоследствии отец Парфений вспоминал: «Родители мои при царском строе постепенно покупали землю, скот и имели в своем хозяйстве до двадцати десятин земли, 3-4 коровы, 2-3 лошади, 10-15 штук свиней, такое же количество овец, хату под черепицей, три сарая, амбар, клуню, плуг, воз, бороны и другой мелкий сельскохозяйственный инвентарь. Наше хозяйство относилось к категории мощных середняков, но кулаками не значилось. Семья наша состояла с шестнадцати человек».

Родители будущего старца Иосиф и Феодора были глубоко верующими людьми. Особенно отличалась своей высокой духовной жизнью мать. Рассказывали, что она предсказала Великую Отечественную войну.

В 1914 году Павел Невмержицкий окончил три класса сельской школы. Как и многие другие подвижники благочестия, он достаточно рано обнаружил в себе призвание к иноческой жизни. Существуют разные версии, связанные с его поступлением в обитель. Согласно исследованиям И.В. Александрова, в 1920 году юноша убежал из петлюровской армии, куда был мобилизован насильно и уже после изгнания петлюровцев поступил в Свято-Преображенский монастырь (урочище Кипячее).

Так оно и вышло: монастырь разорили, а насельников разогнали, кто-то из них погиб, а кто-то и в безбожную жизнь пал

В монастыре Павел Невмержицкий не только постигал основы равноангельной жизни. Братия научили его ремеслам. Здесь же впервые обнаружилась склонность подвижника к юродству. И.В. Александров упоминает, например, следующий случай: «Бегут послушники гурьбой, опаздывая на вечернюю службу, Павел обгоняет всех, забегает в храм и ложится за порогом поперек двери. Ребята вбегают в церковь, цепляются за него и падают один за другим. Так оно и вышло: монастырь разорили, а насельников разогнали, кто-то из них погиб, а кто-то и в безбожную жизнь пал».

В 1928 году Павел Невмержицкий был пострижен в монашество с именем Парфений. Но оставался молодой монах в обители недолго. 20 июля 1930 года он был арестован. Поводом для ареста инока стала его первая проповедь. Людей в обители в тот день было так много, что проповеднику пришлось взобраться на дерево. По версии НКВД отец Парфений сказал следующее: «Дорогие братья и сестры, сегодня мы собрались помолиться Всевышнему, несмотря на то, что разбойники говорят, что Бога нет. Разбойники нас грабят, последние рубахи снимают, а мы молчим, нас заставляют работать день и ночь, а мы работаем, нас отправляют в Архангельск, штрафуют, а мы все молчим, до каких же пор будем молчать. Тяжелое время, братья и сестры, нужно молиться и терпеть, но скоро освободимся». В этом же духе обвиняемый Невмержицкий продолжал свою проповедь, длившуюся около 2-х часов. В ответ на проповедь Невмержицкого из толпы богомолов раздались возгласы: «Вот кто прав, будем же едины и освободимся от разбойников».

Пройдет много лет, и в своем прошении о снятии несправедливой судимости архимандрит Парфений сам расскажет об истинной причине ареста. В тот день он встретил убитую горем дочь замученного бандитами монаха Ираклия. Когда монах Парфений подошел к ней и спросил, почему она плачет, женщина «пояснила свою обиду, что отца ее убили бандиты в монастыре, хозяйство их растянули, а мужа ее выслали в Архангельскую область». Отец Парфений пояснил ей, «что она неправа в своей обиде. Это естественно, все может случиться в жизни человека, а мы, христиане, по воле Божией все должны переносить и терпеть».

На самом деле в своем первом слове будущий старец обращался и к скорбящей дочери монаха Ираклия, и к подобным страдальцам. Сравнивая жизнь современников с жизнью древних мучеников, проповедник говорил: «Если кого выселяют, мы не должны плакать и ставить это в обиду. Это есть Тайна Божья и тайна правительства. Мы должны чувствовать себя свободно и быть в полном повиновении, где бы ни находились. Это есть воля Божья». На проповеди присутствовал один из местных жителей, которому отец Парфений пообещал сделать два письменных стола, но не смог это выполнить за неимением времени. «Он на меня рассердился за это и по злобе написал на меня ложное заявление о том, что я подговаривал верующих выступать против мероприятий соввласти. – Писал архимандрит Парфений в своем обращении в прокуратуру. – Об этом, он сам мне рассказал, когда я его посетил в 1933 году после возвращения из заключения. Жена его испугалась моего прихода, и ее парализовало».

Но в начале 30-х закон был не на стороне христиан. Особое совещание при коллегии ГПУ УССР от 20 января 1931 года постановило: «Невмержицкого Павла Иосиповича – заключить в концлагерь, сроком на 3 года». Архимандрит Парфений вспоминал: «С материалами дела по окончании следования я не был ознакомлен. В январе 1931 г. в Житомирской тюрьме мне объявили, что я осужден на три года заключения в концлагерь и этапировали для отбытия наказания в Ухтинлаг».

За хороший труд исповедника освободили досрочно 10 мая 1933 года. В 1933 году епископ Винницкий Александр (Петровский), ныне прославленный в лике святых, рукоположил монаха Парфения (Невмержицкого) в сан иеродиакона. Но в марте 1934 года монастырь закрыли. По свидетельству монахини Архелаи, отца Парфения от расправы спасло только то, что он в момент разорения обители находился на послушании вне ее стен.

В 1934 году в Братском монастыре Киева отец Парфений был рукоположен в иеромонаха. Рукоположение совершил архиепископ Сергий (Гришин). Служить благословили в селе Устиновка Чоповичского района (ныне Малинский р-н Житомирской обл.). Осенью 1935 года храм закрыли. По требованию участкового милиционера покинуть село в трехдневный срок отец Парфений уехал в Архангельский край, где два года служил в церкви села Пещаница Котлаского района.

Исповедник

В ноябре 1937 года в селе Пещаница иеромонах Парфений был арестован вторично. В этот раз обвинения ему не предъявили и на суд не вызывали. Осудили заочно на десять лет лагерей.

Облачение он вырезал из газет и тайно служил под нарами

Заключение старец отбывал в Ухтпечлаге (Коми АССР, в 1938 г. переформирован в Ухто-Ижемский ИТЛ). Ад сталинских лагерей оказался бессильным перед благодатью Божией, явленной в этом человеке. Даже в неволе отец Парфений продолжал вести напряженную духовную жизнь. Облачение он вырезал из газет и тайно служил под нарами. На Пасху, день которой старец вычислял особым образом, в воскресные и праздничные дни о. Парфений на работу не выходил и не принимал пищи.

  

И.В. Александров приводит следующие факты: «Рассказывают, что в лагере отец Парфений «шпане», так он сам называл уголовников, отдавал почти весь свой паек, довольствуясь малым. За искреннее исповедование веры многие уважали отца Парфения. Однажды начальник лагеря попытался его заставить выйти на работу в праздничный день. Но «шпана» заступилась: «Отстань, или мы тебя приберем».

Сам исповедник впоследствии писал: «Отбывал я наказание, добросовестно относился к труду, получал денежное вознаграждение и был награжден грамотой. Во время блокады Ленинграда я отдал все свои сбережения на войну и призывал других заключенных последовать моему примеру».

После освобождения из лагеря в 1947 году иеромонах Парфений продолжил свою пастырскую деятельность в Архангельской и Тюменской областях. В 1948 году он получил назначение в поселок Шапша. Здесь он стал известен не только как пастырь, но и как искусный плотник. В поселке батюшка был нарасхват. Как совестливого и искусного работника уважал его не только народ, но и местное начальство.

Здесь же иеромонах Парфений проявил себя как одаренный миссионер. Благодаря просветительским трудам старца целые семьи язычников-зырян приняли православие. Предметом особой заботы отца Парфения стала община в Ханты-Мансийске, состоявшая как из местных жителей, так и из ссыльных. Оставшись без пастырей и храмов, люди собирались на квартирах и совершали богослужение самостоятельно. Таинства и требы совершал отец Парфений, которому изредка удавалось прийти в Ханты-Мансийск из поселка Шапши, где он служил. И если тайные христиане радовались любой возможности пообщаться с духоносным пастырем, считая само его существование чудом, то иначе относились к нему воинственные атеисты. Батюшке приходилось терпеть оскорбления, насмешки, хамство.

В 1958 году отца Парфения направили служить в городе Тобольск. В 1961 году батюшка вернулся на родину.

Старец

Служил отец Парфений на сельских приходах Житомирской области: в Харитоновке, Берестовке. С 1964 по 1979 год до самого выхода на покой окормлял село Вязовка. В этот период старец по откровению свыше ушел в затвор. Два года подвижник не принимал людей, не топил печь, согреваемый благодатью Божией. Пищу отцу Парфению передавала через форточку его духовная дочь, матушка Мелитина. В затворе старец испытывал особые озарения, проникая духом в глубины Божии.

По воспоминаниям современников отец Парфений (Невмержиций) служил в маленьком деревенском храме, однако на его проповеди собиралось огромное количество людей. Проповедовал старец после чтения Евангелия, и проповедь его длилась достаточно долго. Многие прихожане ощущали, что пламенное, обличительное слово подвижника было обращено лично к ним. Отцу Парфению были открыты грехи и немощи каждого слушателя, и он использовал любую возможность для того, чтобы призвать людей к покаянию.

Кто-то, будучи обличен во грехе с амвона, начинал новую жизнь. Однако находились люди, которые были недовольны старцем и даже жаловались на него правящему архиерею: «Очень длинные службы».

Один благочестивый прихожанин видел, как во время богослужения отец Парфений молился в воздухе, поднявшись над землей

Один благочестивый прихожанин видел, как во время богослужения отец Парфений молился в воздухе, поднявшись над землей. Чтобы избежать людской славы, старец запретил рассказывать об этом другим.

Архимандрит Парфений почитался как прозорливый рассудительный старец. За советом к нему обращались иноки Киево-Печерской и Почаевской лавр, многочисленные паломники. Приведем только некоторые случаи его прозорливости.

Послушница В. училась в регентской школе, собиралась принять монашество. Однажды во время беседы архимандрит Парфений предупредил ее: «А ты, смотри, всему учись: петь, шить, стирать. У тебя будет много детей. Ты должна все уметь». Послушница расстроилась: «Батюшка, я не хочу уходить в мир». Но старец был непреклонен: «Ты должна все уметь». Через некоторое время послушницу постригли и возвели в игумению, благословили восстанавливать разрушенную обитель. Пришлось матушке и петь, и шить, и стирать, и за сиротами ухаживать.

Отец Парфений неоднократно предупреждал сестер: «Берегите свою игуменью, ведь ее могут украсть». Сестры удивлялись: «Как могут украсть игуменью?» «Вот так. – Отвечал старец. – Поставят лестницу, и украдут». Вскоре монастырь обворовали, но особо почитаемую икону Божией Матери – Игуменьи обители – по молитвам архимандрита Парфения снять не смогли. Только оклады сорвали.

Матушка Г. очень хотела похудеть. Как-то старец сказал ей: «Одним пояском будешь подпоясываться». Матушка заболела и похудела очень сильно.

Господь благословил архимандрита Парфения (Невмержицкого) и даром исцелений. Но исцелял старец не всех. Кому-то предсказывал скорое выздоровление, кому-то – болезнь и даже смерть.

У одной женщины обнаружили опухоль. Диагноз поставили два профессора, предложили операцию. За благословением она обратилась к старцу Парфению, но батюшка не благословил: «Надо делать, но опасно». Через некоторое время приехала женщина во второй раз, сказала, что боится и снова просит молитв. Отец Парфений подозвал ее ближе. Водит рукой по месту, где была опухоль, и приговаривает: «Апостол Марк сказал так: “Возложат руки на недужные и исцелееют”, – но не думай, что тебя Парфений исцелил». По молитвам подвижника через месяц опухоль уменьшилась, через два исчезла совсем.

Другую женщину старец помазал маслом от мощей святителя Иоанна Тобольского. Когда она приехала благодарить старца за исцеление, он свои молитвы скрыл: «Это не я, это – святитель Иоанн Тобольский. Его и благодари. А обо мне никому не говори».

Чтобы скрыть свои духовные дары, старец юродствовал. Как уже отмечалось, у отца Парфения были недоброжелатели. Пожаловались они владыке Иоанну (Бондарчуку): «Своими длинными проповедями службу затягивает». Вызвали старца в епархиальное управление. Молча выслушал отец Парфений Владыку, а потом вдруг сделал стойку на руках. Присутствовавшие при этом священники посмеялись: «У стариков свои причуды». Но когда владыка Иоанн ушел в раскол – «перевернул» веру – об этом случае вспоминали как о предсказании. [Другой вариант этого события приводит И.В.Александров: «Во время праздничного застолья отец Парфений несколько раз упал со стула. Владыка Иоанн спрашивает: «Что это вы батюшка падаете?». А он отвечает: «Как я упал, так и ты упадешь».] Говорили, что старец порой сам не мог понять, почему он совершает подобные поступки. Перед кончиной он сказал: «Я думал, что прозорливый, а я юродивый».

При всем своем юродстве архимандрит Парфений обладал особой духовной рассудительностью. Вспоминает настоятельница Иверского женского монастыря г. Самары игумения Иоанна (Капитанцева): «Это был великий прозорливый старец. Я до сей поры глубоко помню многие его слова. Ради его благословения я и дерзнула стать настоятельницей монастыря, когда было предложено. Ведь за несколько лет до своей кончины он мне сказал: если Священноначалие будет тебя переводить куда-нибудь, не противоречь! Станешь противоречить, и на этом месте отнимется благодать Божия. Вот слова старца и заставили меня покориться, ведь бремя настоятельницы очень тяжело. Когда он уже слепым приезжал к нам в Золотоношу, матушка игумения оставляла все послушание, мы сходились в храм, слушали его. Это великое было утешение и отрада».

Послушание отец Парфений считал основанием спасения. Интересное поучение старца приводит И.В. Александров: «Братия приходила к нему за советом. Отвечал он очень просто и ясно, что называется, по сути. Тогда молодых монахов было много. Вопросы задавили про Иисусову молитву, про внутреннее делание. “Это все в лесу хорошо, а у вас – послушанием спасайтесь”, – отвечал старец молодежи».

Приведем и другие наставления подвижника.

«Нас подталкивают к какому-то новому стилю. Старый стиль, почему он постарел? Почему новый стиль? Новый стиль, кто его обновил?»

Плоха та птица, что свое гнездо марает. Плохи те христиане, что не дорожат чистой православной христианской верой

«Плоха та птица, что свое гнездо марает. Плохи те христиане, что не дорожат чистой православной христианской верой».

«Совесть не ремонтируется. Если совесть потерял, то это навсегда».

«Если в монастыре жить, то помни первый день, как ты пришел, и спасешься».

«Вас игумения Наталия в Царствие Небесное прямо гонит, толкает, а вы упираетесь».

Старец-бессребреник отличался исключительным трудолюбием. Был хорошим плотником. Держал до 100 семей пчел, воск и мед же раздавал людям, а также много помогал монастырям, в частности Корецкому монастырю, который очень любил, часто посещал и завещал похоронить его именно там.

Корецкий монастырь архимандрит Парфений посещал часто. Собирал сестер, делился с ними своим духовным опытом. Беседы длились до полуночи.

Еще в 1989 году старец предсказал раскол. Пророчествовал он и о грядущих гонениях на Православие.

В 1980г. отец Парфений ушел на покой. За 6 лет до смерти полностью ослеп и лежал в постели, но народ по-прежнему принимал.

На Успение Пресвятой Богородицы в 1991 году архимандрит Парфений (Невмержицкий) в последний раз посетил свою любимую обитель, а через неделю, 4 сентября, отошел ко Господу, Которому всю жизнь служил как инок и пастырь, миссионер и старец.


Жизнеописание составил диакон Димитрий Трибушный

28 ноября 2016 г.

Источники:

1. База данных ПСТГУ.

2. И.В.Александров. Архимандрит Парфений. http://kipyachee.com/index.php/monastyr-muzhskoj-kazanskoj-ikony-bozhiej-materi/11-monastyr-muzhskoj/52-istoriya-monastyrya

3.Краткое рукописное жизнеописание архимандрита Парфения. Автор не указан.

4. Беседа с монахиней Апполинарией (Лобановой). Архив монахини Парфении.

5. Беседа с монахиней Апполинарией (Лобановой). Беседовала Александра Хайрулина.

6. Протоиерей Василий Мовчанюк. "Вспоминая о наставнике". Памяти безвременно почившего архимандрита Вадима (Малиновского). http://arhiv.smoleparh.ru/Publikacii/View/306.

7. Валерия Светлова. Открыта еще одна страница истории последнего храма Югры. http://union-press.ru/rubrics/otechestvo/578

8. Церковь не в бревнах, а в ребрах. http://ugraeparhia.ru/internet-gazeta-yugra-inform-tserkov-ne-v-brevnah-a-v-rebrah/

Благодарим протоиерея Георгия Данильчука, монахинь Парфению и Апполинарию, Александру Хайрулину за помощь в подготовке текста и предоставленные материалы.


http://www.pravoslavie.ru/98982.html

Романовы: семейный портрет

Романовы: семейный портрет

Из отзывов на статью (как в оригинале): спасибо редакции за фотографии. Мне 9 лет я первый раз увидел царскую семью.

До революции в России был популярен жанр семейного портрета: родители обычно садились в центр, их окружали дети – и фотограф делал снимок. Такие фотографии были во многих семьях, и сейчас мы можем видеть свои семьи – крестьянские, дворянские, священнические. Как разительно отличаются эти снимки от наших моментальных, сделанных наспех на семейном торжестве или прогулке, когда даже не всех членом семьи удается собрать. В тех старых фотографиях отразилось традиционное отношение к домашнему очагу, к своим близким как к самоценному миру. Сохранились такие фотографии царской семьи. По ним мы можем проследить историю любви – вот Николай и Александра жених и невеста, потом супруги, а вот они с первенцем. И, наконец, мы видим их всех – такими, какими теперь пишут на иконах.














































http://www.pravoslavie.ru/98818.html

Усадебный Экспресс. Тур в усадьбу МЕЛИХОВО с театральной постановкой. 17 декабря, суббота

Оригинал взят у vadimrazumov.ru в Усадебный Экспресс. Тур в усадьбу МЕЛИХОВО с театральной постановкой. 17 декабря, суббота

Дорогие друзья! Я приглашаю вас на открытие проекта «Усадебный Экспресс», в рамках которого мы совершим экскурсию в Музей-заповедник великого русского писателя Антона Павловича Чехова - прекрасное Мелихово, почувствуем себя настоящими театральными актерами и поставим пьесу по одному из рассказов писателя. Наш вояж состоится 17 декабря. А поедем мы в усадьбу на комфортном экспрессе по железной дороге.



Почему именно поезд? Мне очень хочется возродить культуру путешествий на поездах, не только, чтобы добираться до усадеб, минуя автомобильные пробки, но и внести определенную долю комфорта для каждого туриста. В таком способе путешествия есть и значительная доля исторической преемственности. Все маршруты старых путеводителей по Подмосковью обычно прокладывались вдоль железных дорог. Все усадьбы и храмы были привязаны к станциям железных дорог, с указанием, как и сколько километров надо пройти от той или иной станции.



Я рад сообщить вам, что скоро выйдет новый путеводитель по усадьбам Подмосковья, выпущенный Министерством культуры Московской области, для которого я сделал фотографии и написал тексты. Все усадьбы в путеводителе будут привязаны к различным железнодорожным направлениями на большой раскладной карте. Мы устроим презентацию этого издания прямо в «Усадебном Экспрессе»!



Итак, у нас будет отдельный вагон-экспресс, с комфортными сидениями. У нас будет шикарный обед. У нас будет свой режиссер чеховского театра. Каждому туристу мы подарим свой экземпляр нового путеводителя по усадьбам на русском и английском языках.  У нас будет много других интересных деталей и, возможно, пассажирами экспресса станут почетные гости из Министерства Культуры.



Инициаторами этого проекта выступил я - автор блога «Летопись русской усадьбы» Вадим Разумов и ООО «Центральная пригородная пассажирская компания» при поддержке Министерства культуры Московской области и портала «Афиша Подмосковья».



Сегодня я анонсирую предварительную бронь билетов для своих друзей. Присылайте свои заявки и вопросы по адресу manortravel@mail.ru . Уже завтра для вас откроется сайт, где вы сможете забронировать и оплатить поездку, а также заработает специальная группа «Усадебный Экспресс» в социальных сетях. Кроме того, завтра я распространю объявление об экскурсии на сайтах-партнерах проекта. Количество мест ограничено! Позаботьтесь о предварительном бронировании мест на наш «Усадебный Экспресс» в Мелихово!



Усадебный Экспресс. Тур в усадьбу Мелихово. 17 декабря 2016 года



Collapse )

Можно ли сокращать богослужения?

МОЖНО ЛИ СОКРАЩАТЬ БОГОСЛУЖЕНИЯ?



  

Представим, что кто-то купил дорогие, очень качественно сделанные швейцарские часы. И вдруг ему приходит в голову мысль: «Дай-ка я их раскурочу, выну пару деталей и посмотрю: будут они работать или нет?» Если он это сделает, то, скорее всего, часы перестанут работать.

Православное же богослужение гораздо точнее и тоньше швейцарских часов.

Оно создавалось или прямо Богом (к примеру, Евхаристия) или отцами Церкви под благодатным водительством Святого Духа. Все его элементы гармонично и естественно сочетаются, способствуя нам идти по пути спасения. Можем ли мы самочинно и особенно по лени или нерадению разорвать эту гармонию Божественную?

Второй пример. В житии блаженного Андрея Юродивого описывается благодатное видение, которое сподвигло исповедника вступить на путь подвига юродства Христа ради…

Это было некое ристалище (с церковнославянского языка – «состязание», «соревнование», «место для скачек или гимнастических упражнений»), на котором святые и Ангелы боролись с бесами. Т. е. мы видим, что духовная жизнь представляет собой борьбу, войну с Божьей помощью со своими страстями, грехами, бесами. В этом смысле ее можно, мне кажется, сравнить со спортом.

Можно ли представить, что кандидат в чемпионы мира, к примеру, по прыжкам в высоту, прекратит упорные тренировки и скажет: «Да ладно, наверное, я буду тренироваться по тридцать-сорок минут в день, этого достаточно».

Сможет ли он завоевать «золотую» медаль? Конечно, нет.

Точно так же и в духовной жизни. Здесь тоже нужно «тренировать» свою духовную «мышцу» – свое сердце, свою душу и тело в том числе, чтобы возыметь спасительный навык молитвы. Вспомним евангельский стих, где Спаситель говорит о бесах: «Сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17:21). И в этом смысле православное богослужение – это битва.

Так можем ли мы сокращать свои спасительные духовные «тренировки»? И кому такое сокращение будет выгодно? Вряд ли нам. Скорее, невидимым врагам нашим.

Тем более что церковное богослужение является отражением небесного ангельского богослужения у Престола Божия, где святые и Ангелы находятся в непрерывном славословии Господа. И мы на земле (конечно, очень осторожно и постепенно, под необходимым духовным руководством!) должны стяжать навык непрерывной молитвы или хотя бы приближаться к нему. Но будем ли мы к нему приближаться, если станем сокращать службу? Наверное, нет.

Кроме того, как мне кажется, в этом есть некоторое самоволие, самочиние, а Церковь, как известно, зиждется на послушании.

Конечно, в жизни есть разные случаи. И ими полна священническая жизнь.

Пример. Двунадесятый праздник. Батюшка отслужил Божественную литургию и спешит на молебен в следующее село. Уже опаздывает. К нему подходят люди и говорят, что беда у них (суд, к примеру), кто-то в больницу попал или срочно уезжает. И священник знает, что им надо отслужить молебен, нужно призвать благодать Божью на этих нуждающихся в Господнем покровительстве. Но он уже не успевает. Там его тоже люди ждут. И также могут не дождаться, разойтись. Что делать? Он сокращает молебен до священнического возгласа «Царю Небесный», ектении и молитвы с прошениями о болящем или путешествующем или в другой нужде какой-нибудь. Потом следует отпуст и благословение этих обратившихся к нему людей. И уже «летит» дальше служить.

Повторюсь, случаи бывают разные.

Но одно дело, если вы это делаете по необходимости, другое – по лености и нерадению.

Известный литургист профессор Киевской духовной академии Михаил Скабалланович писал, что Типикон не только нормативный Устав, но еще и идеал, к которому должно стремиться фактическое богослужение православного храма.

Из собственного опыта хочется сказать, что приходы, где опускаются или сокращаются уставные богослужения, хиреют как-то и оскудевают. Там же, где к этому идеалу – к Типикону – пытаются прихожане во главе со священником стремиться в своем богослужении, наблюдается подъем и процветание. Пример тому монастыри. На Руси они всегда были не только образцами духовной жизни, но и экономического хозяйствования. Почему? В них происходит каждодневное богослужение, призывающее Божью благодать. И Господь призирает на верность своих.

Потому что Господь не в рукотворных храмах живет. И Ему нужны не камень, но наше сердце, устремленное к Нему. А таким устремлением души и есть уставное православное богослужение и углубление в молитву во время него.


http://www.pravoslavie.ru/99024.html

Без послушания нет монашества

БЕЗ ПОСЛУШАНИЯ НЕТ МОНАШЕСТВА



Схиигумен Серафим (Покровский), начальник скита во имя Всех святых Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального мужского монастыря, француз по происхождению, еще в юности избрал путь монашества, став насельником Свято-Предтеченского монастыря в Эссексе (Англия), основанного схиархимандритом Софронием (Сахаровым). В течение двадцати лет он был келейником старца Софрония. Впоследствии отец Серафим принял российское гражданство и вступил в братию валаамской обители. Сегодня мы публикуем одну из бесед схиигумена Серафима, обращенную к братии и посвященную «науке из наук» − таинству монашеского послушания.

В каноне Андрея Критского есть такой дивный ирмос: «От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою» [1]. И действительно, весь вопрос для нас состоит в том, чтобы научиться творить волю Божию. У нас нет другой цели. Но, как показывает опыт, пути к познанию воли Божией в нашем падшем состоянии и помраченном мире весьма сложны. Однако, по словам Василия Великого, Бог показал (и показывает) нам путь ко спасению, открыв нам (Церкви) великое таинство − послушание. Без послушания нет монашества. Это есть та единственная дверь, через которую мы вводимся в сферу воли Божией и в сферу жизни Самого Бога.

Поэтому, как говорит Старец Софроний, непослушник − не монах. Послушание для монаха − это суть и сердце всего, основа и смысл всего монашеского дела. Это действительно наука из наук, высочайшая культура, которая как драгоценнейшее сокровище хранится в сокровищнице святоотеческого Предания, и, конечно, прежде всего, в монашеской традиции Святой Горы. И если мы вступили на этот путь, то призваны поучаться этой тайне, действительно, день и ночь. Сам Господь, во всем являясь для нас образом, дал нам образец послушания, как сказано: Послушлив был даже до смерти, смерти же крестной (Флп. 2:8). Также в Евангелии, особенно от Иоанна, столько раз Он повторяет: Я пришел не для того, чтобы творить волю Свою, а для того, чтобы творить волю пославшего Меня Отца (Ин. 6:38). Хотя Христос равносилен, равнославен и равночестен с Отцом, но по любви Он как бы перед Отцом умаляется и говорит: «Отец Мой более Меня есть». У Христа в Его земном служении делу спасения рода человеческого только одна цель − это осуществить волю Отца Небесного.

А волю эту мы знаем: Бог не хочет смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему [2]. Всем хотяй спастися и в разум истины приити [3]. Поэтому у Христа была одна цель − любой ценой спасти, аще возможно, всех. Но, как мы видим, послушание во Христе − это акт любви и доверия. И эти любовь и доверие к Отцу у Христа в Его человечестве никогда не прекращались и не уменьшались, и не колебались даже в самые тяжелые и страшные моменты испытаний, даже в Гефсиманском саду. Можно сказать, что Гефсиманская печаль светла и жертвенна верностью Сына любви Отчей. И Он говорит на пути в Гефсиманию Своим ученикам: Вы все Меня оставите единого, но не есмь един (Я не один), яко Отец со Мною есть (ср. Ин.16:32), и в другом месте: Не остави Мене единаго Отец, яко Аз угодная Ему всегда творю (Ин. 8:29). Значит, того, кто будет творить послушание, никогда не оставит любовь.

Можно бесконечно говорить о послушании. Бесконечно, потому что это, действительно, неудобозримая высота и бездонная глубина. Но на сегодня только скажем, как Старец говорил, что оно начинается с самых простых актов. Иными словами − делать то, что нам сказано, заповедано, и воспринимать слово не как простое слово, а именно, как священную заповедь. Не так, как Адам и Ева отнеслись к заповеди Божией в Раю, не имея должного страха и благоговения, и поэтому очень легко поползнулись и ввергли себя и всех нас в бездну бедствий, скорбей и трагедий. Если у нас внутреннее устроение будет трепетное и благоговейное, несмотря на всю простоту нашей жизни, то тогда Господь даст глагол благовествующим силою многою во исполнение Евангелия возлюбленного Сына Своего Иисуса Христа [4]. То есть тогда Господь даст слово. Потому что слово дается в соотношении с расположением приходящего, и всякий духовник знает об этом.

И мы не должны забывать очень важный момент, что раз послушание − это таинство Церкви, то отношения между старцем и послушником носят священный характер. Мы уже много раз говорили, что это не дружеские, не душевные, не психологические и не административные какие-то отношения, хотя, может быть, все это и включается, но первое и главное − это отношения о Духе Святом. Если мы упустим из виду это измерение, то вся жизнь непременно и неизбежно исказится, и, опять подчеркиваю, об этом не следует забывать, несмотря на всю простоту монашеской жизни.

В начале возникновения монашества, как только появилась эта жизнь после гонений и первые Отцы начали уходить в пустыню и там подвизаться, всё было очень просто: приходил ученик, старец накрывал его своей мантией, как знамением Отеческого Божественного покрова, и в этом было всё − никаких постригов, ничего не было. Но жизнь Церкви развивается во времени и в истории, и жизнь эта, конечно, определяется опытом. Со временем возникали стадии восхождения: послушничество, иночество, монашество, потом схима. Хотя на Афоне до сих пор сохраняется все-таки бóльшая простота. Там почти во всех местах только две стадии, очень скоро рясофор (постриг в иночество) − через год, а через десять лет постригают уже в схиму, если человек проявляет устойчивость, стабильность. Хотя суть пострига, конечно, одна, и только учитывая, действительно, человеческие немощи и необходимость какого-то временного развития, установилась такая практика.

Часто приходится слышать: «я еще не монах», «я еще не в постриге» − это безумные слова. Каждый, кто перешагнул порог монастыря сознательно, тот фактически, можно сказать, уже считается монахом. И если у него нет такого сознания, то это плохо. Потому что даже если послушник так не считает, он фактически − перед Богом − уже монах, он уже совершил это отречение и принес себя в жертву. И как он будет жить в монастыре по-монашески, если задним умом будет знать, что у него есть всегда выход, лазейки, в случае беды или скорби? Конечно, формально в наше время необходим определенный период испытаний (испытательный срок), намного более длительный. Как мы вчера слышали в Послании апостола Павла к Тимофею: Рук ни на кого не возлагай поспешно, и не делайся участником в чужих грехах (1Тим. 5:22). Потому что каждая ступень, если она сознательно проходится, то она влечет за собой и определенные искушения.

Я помню, когда я испрашивал Старца насчет схимы, первый раз он просто ответил, что схима − это не нейтральная вещь, а потом, уже ближе к кончине своей, он сам благословил по′стриг в схиму. Я тогда ощутимо понял, что схима это действительно не нейтральная вещь, это не просто какой-то внешний, как это, к сожалению, воспринимается в России, красивый и импозантный наряд. Схима − это действительно Голгофа. И Старец говорил, что если бы монах знал, что его ожидает на этом пути − какие испытания, падения, всевозможные скорби и болезни, то вряд ли находились бы желающие, и очень немногие пошли бы добровольно этим путем.

Но вначале Господь скрывает многое. Господь вначале дает утешение, и это понятно и справедливо. А потом человек растет и питается уже не молоком, но готов питаться твердой пищей. Для того чтобы выдержать все эти испытания, искушения и падения мужественно, кротко и преданно, нужна, конечно, решимость; решимость и понимание, разумение пути − зачем и для чего все это нужно? Как Старец сказал: «Наша цель − это чистота ума и сердца». Вот как начинается последование монашеского пострига: «Если ты хочешь быть монахом, прежде всего очистись от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню во страхе Божием». Это литургический образ монашеского служения. О путях же стяжания этой чистоты ума и сердца мы поговорим в другой раз.

14.12.2006

Валаамский монастырь


Схиигумен Серафим (Покровский)

Источник: Синодальный отдел по монастырям и монашеству Русской Православной Церкви

29 ноября 2016 г.