March 6th, 2017

Жизнь в вятской деревне (воспоминания А.Фищева - ученика Чистякова П.П.)

Воспоминания А.Фищева - ученика Чистякова П.П. Чистяков родился в селе Пруды ныне Краснохолмского района Тверской области.
Оригинал взят у tornado_84 в Жизнь в вятской деревне (воспоминания А.Фищева).
Отрывки из книги воспоминаний художника Александра Владимировича Фищева (1875-1968), который родился и вырос в бедной крестьянской семье в деревне Богородской Куменской волости Вятского уезда Вятской губернии (ныне - Куменский район). Александр Фищев учился в церковно-приходской школе, начальном училище села Кумены. В юности совершил два пеших паломничества по России (1890 год - Троице-Сергиева лавра, 1892 - Москва). В 1892 году поступил послушником в Филейский Александро-Невский монастырь (1892-1994), учился у иконописца Суворова. С братией Филейского монастыря совершил паломническую поездку в Палестину и на Афон (1893 год). С 1894 года, покинув монастырь, жил в Вятке, брал уроки у художника Черногорова. Затем учился в Казанской художественной школе (1900-1907), Императорской Академии художеств в С.-Петербурге (1907-1914) у Павла Чистякова и Василия Савинского, Археологическом институте (1910-1915). В годы учебы занимался иконописными работами, писал картины, участвовал в художественных выставках, давал частные уроки живописи. В декабре 1917 года перебрался из голодного Петрограда в родное село Кумены. В 1922-1925 гг. жил в Вятке (преподавал в педагогическом институте и художественно-промышленном техникуме, писал картины, декорации для театра). Увы, успешная карьера художника и учителя была прервана: в Вятке семья Фищевых ютилась в сыром подвале, и сын Николай заболел туберкулезом, из Вятки пришлось уехать в Малмыж. Из-за безденежья Фищев был вынужден забросить творчество и писать по заказам копии известных картин и портреты Ленина и Сталина для советских учреждений. В конце 1930-х гг. художник сделал попытку перебраться в Ленинград (работал в художественных мастерских), но затем возвратился в Малмыж. Воспоминания Александра Фищева были изданы отдельной книгой в 1985 году (Горький, Волго-Вятское книжное издательство).
Иллюстрациями к моей заметке послужили картины художника и старинные фотографии.


Александр Фищев. 1910-е гг.

 "Ясно и отчетливо сохранилась в памяти та обстановка, в которой проходило мое детство.
  Отец мой, Владимир Прокопьевич, старый николаевский солдат, служил царю Николаю Павловичу 25 лет. Когда я родился в 1875 году, ему шел 62-й год. Поэтому помню отца седым сгорбленным стариком...
  Вернулся Владимир Прокопьевич домой в 47 лет, дослужившись до унтер-офицера, получив суровую жизненную закалку. Через четыре года овдовел и женился вторично на 34-летней вдове из деревни Мухинской Степаниде Зотовне, которая привела с собой мальчика трех лет с первого замужества. Жизнь ее с ребенком в Мухинской была несладка - в нужде и труде. Мальчик рос хилым и слабым и вскоре умер от чахотки.
  У супругов родилась дочь Анна, затем сын Василий. Я был третьим ребенком. Отношения между отцом и матерью сложились хорошие.
  Отец казался мне очень строгим, не терпел лжи. Сорвешь репку или горох на чужом огороде - запорет. Для этого случая у него был пук розог. "Хочешь - спроси, но самовольно брать - не смей!" Отец никогда не ругался, тем более не сквернословил, в раздражении говорил нам: "Ах ты, сопатый" (или "сопатая"). Любил выпить, но не допьяна.
  Мать, напротив, была необыкновенно добра, отзывчива, очень религиозна и работяща или, как говорили, "бойка на работу". Я не помню, чтобы она ходила попусту к соседям "пошшолычить" (посудачить). За легкий характер, правдивость все ее уважали.
  Общество выделило отцу землю в размере одной душовки (на одного человека). Душовка представляла собой пять полосок земли, примерно метр шириной каждая, разбросанных в трех полях. Отцу дали выморочные пустоши. Земля была твердая, никогда не видевшая навоза, поэтому хлеб родился плохо, половину составляла метлица.
Collapse )