September 12th, 2017

Люди видели, что «Ангел…» для меня не просто пьеса, а нечто большее.

Еще Виталий Николаевич прозаик, автор пьес. В 89-м году Театр Русской Драмы «Камерная сцена» поставил его «Ангела – Скорбное Понимание». Эту пьесу Москаленко называет самым важным произведением своей жизни.

Сценариста и режиссера Виталия Москаленко зрители знают по фильмам «Дорога в рай», «Китайский сервиз», «Жизнь одна», «Ширли-Мырли» (соавтор сценария). Скоро на 1 канале телевидения выйдет его очередная картина «Мошенники».

Еще Виталий Николаевич прозаик, автор пьес. В 89-м году Театр «Камерная сцена» поставил его «Ангела – Скорбное Понимание». Эту пьесу Москаленко называет самым важным произведением своей жизни.

САМАЯ РУССКАЯ ФАМИЛИЯ


-Однажды дед, Федор Павлович Галотин, рассказал мне историю о том, как у них в деревне в 25-м году ломали храм, - вспоминает Москаленко. - Сам он, в то время 15-летний пацан, цеплял к нему тросы от американского трактора. Местные бабы рыдали, бросались на трактор. Но церковь все же снесли. И вся деревня после этого ходила на службу за 20 километров, в соседний поселок. Дед только потом начал соображать, что натворил.

Эта история и попала в мою пьесу. Деда в 22 года раскулачили, сослали на 9 лет на Соловки. «За разговоры», - сказал ему следователь. Оттуда он ушел на фронт – в штрафной батальон и через два года остался калекой без ноги. Прожил 96 лет.

- Когда вас крестили?

- Года в два, наверное. Я родился в Германии. Отец воевал и остался там служить. Он был категорически против моего крещения. Но когда мы приехали в отпуск домой, в Волгоградскую область, бабки все сделали втихую. Собрались, взяли меня и говорят отцу: «Мы пойдем погуляем». Вернулись, крестик спрятали. И лишь через год честно во всем сознались. Но христианского воспитания я не получил.

В школе был комсоргом класса. Потом приехал в Москву. Поступил на режиссерское отделение Государственного института театрального искусства (курс Андрея Гончарова).

Я очень отставал от москвичей в образовании. И поставил себе цель – читать и читать. За пять лет прочитал около 3000 книг, у меня есть записи в дневнике об этом. А потом на меня свалился «самиздат»: трагическая судьба патриарха Тихона, аресты и расстрелы священников. «Технология власти», «Жизнь протопопа Аввакума», «Доктор Живаго»...

В 25 лет, году в 1979, я был потрясен «Архипелагом ГУЛАГом» Солженицына. Эта книга перевернула меня. Помню, месяц не мог есть, когда прочитал, как замерзших детей «врагов народа» откалывали ломом от стенок железнодорожного состава.

А вскоре случилось главное событие в моей жизни. Я открыл для себя Библию.

- Где вы ее взяли?

-Однажды ко мне в гости приехал двоюродный брат. Пошли на Красную площадь, в собор Василия Блаженного. Там был тогда музей. Мы тоже купили билеты по 15 копеек. Заходим. Вдруг вижу: на одной из полок лежит что-то, завернутое в пергаментную бумагу. Разворачиваю, а там две небольшие Библии! Я обомлел. В то время я собирал библиотеку, покупал книжки на последние гроши.

Сел рядом со свертком и приказал брату: «Бери одну и прячь скорее под куртку! Потом все объясню». Мы еще посидели минутку для вида и рванули в общежитие театрального института.

Помню, пришел, раскрыл книгу – и очнулся месяца через три. Много лет после этого переживал, что не взял вторую. Кстати, моя Библия потом почти чудом вернулась ко мне!

- Неужели потеряли?!

-Ну, нет! (Улыбается). По общежитию пронесся слух, что у Москаленко есть Библия. Ко мне пришел Валера Белякович, теперь известный режиссер, и взмолился: «Дай почитать, а я тебе за это…». И перечислил, наверное, половину своей библиотеки: Сартра, Камю, Мандельштама, Блока. Этих книг тогда было не достать днем с огнем!

Я дрогнул. Мы пообещали все вернуть друг другу спустя какое-то время. Прошло несколько месяцев. Говорю: «Верни Библию, забирай свои книжки». Он упирается, придумывает отговорки, собирается откупиться очередной книгой. Я, естественно, возмущаюсь.

Так и не отдал. И что вы думаете? Прошло года два, я уже забыл, простил. Как-то раз он приезжает к нам в общежитие на вечеринку. И забывает свою сумку.

- А там ваша Библия?

-Точно. Я ее забрал, а ему вернул всех сартров. Так каждый из нас остался при своем. Библия эта со мной до сих пор.

Потом я начал ходить в храм. Перед Пасхой парторганизация обычно проводила собрание с комсомольцами. Студентов предупреждали: «Если кого-то увидим в церкви – выгоним!».

Но надо было знать мой характер! Мы с другом все равно шли в церковь на улице Неждановой, рядом с ГИТИСом. Однажды столкнулись там с нашим профессором по научному коммунизму. Он тоже пришел помолиться!

Нас видели, но молчали. Хотя, были и стукачи, те, которые рвались в партию из карьерных соображений. Я тогда понял, что к Богу нужно идти без страха и сомнений. Выучил молитвы, какие смог. Но до сих пор плохо понимаю службу.

- У вас есть духовник?

- К сожалению, нет. Понимаю, что это плохо. Но, думаю, я его еще найду.

-Как появилась пьеса «Ангел – Скорбное Понимание»?

-На коленках в электричке. Дело было в 79-м году. Я как раз прочитал Библию и поехал в Калинин. Первый акт написал по дороге туда, второй – обратно.

На совещании молодых писателей России в Малеевке я прочитал первый акт пьесы. Объявили перерыв. Ко мне подходят двое ребят в костюмах, говорят: «Мы вас отвезем в Москву, вы ведь туда собирались?» Я удивился: завтра хотел ехать. Они улыбаются: «А мы вас сегодня с ветерком на Волге доставим. Поехали, а?» Так я пьесу не дочитал, выгнали с совещания.

В Министерстве культуры РСФСР потребовали исправить весь второй акт, историю того, как мальчик начинает открывать в себе Бога, как умирает Старик. Редактор говорил: «На что ты намекаешь? Старика Бог покарал за то, что он храм взорвал?!». Я прикидывался «чайником»: «Он от старости умер, главное – что на руках Мальчика, он ему все передал». «Что передал? - пытал редактор. – Веру?».

Чиновники стали панически бояться этой пьесы. В 82-м году ее впервые поставили в театре имени Моссовета. Но шел спектакль недолго.

Однажды на пьесу случайно наткнулась Галя Боголюбова, завлит одного московского театра. Произведение понравилось, его уже грозились поставить, как вдруг Галя уволилась. Прихожу в театр. Передо мной в кресле-качалке сидит незнакомый человек и начинает разносить пьесу в пух и прах. Я пытаюсь его образумить: «Как вы можете поносить Бога? Вы же за это ответите».

Тот продолжает раскачиваться и ухмыляться. И тут у кресла ломается ножка. Завлит летит головой в телевизор. Взрыв! Осколки во все стороны! Он в шоке. Я пытаюсь помочь ему встать. Кто-то вбегает на шум и кричит: «Я же тебя предупреждал! Не надо его злить!».

- Неужели в гневе вы так страшны?

- Ходили слухи (улыбается). Люди видели, что «Ангел…» для меня не просто пьеса, а нечто большее. Закончил ее – и мне показалось, будто глухая стена в душе рухнула. Открылся новый мир. В пьесе говорится о том, как остановить зло. Это задача каждого из нас: прервать цепочку зла. Мне сделали больно, а я не стану отвечать злом на зло.

- Хотя это очень трудно. Вы с супругой приходили к вере одновременно?

-Да. Почти сразу после нашего знакомства Светлана призналась, что очень хочет ребенка, но боится, что детей у нее не будет. Мой друг Володя Ильин, замечательный артист театра и кино, посоветовал ей креститься. Мы поехали к одному батюшке и даже жили у него двое суток.

В первый вечер Светлана вернулась из храма вся почерневшая, свалилась на матушкину кровать и проспала часов 20. На следующий день пришла уже счастливая, сияющая. И через год родилась Полина. А еще через два - Ольга, наша младшая дочь.

- Надо же, как бывает!

-По праздникам мы всей семьей ходили в церковь, читали дочкам детскую Библию. Жили тогда в Красногорске, рядом с лесом. На Рождество я шел в лес и наряжал елочку. Потом просил соседа, чтобы он кинул в окно снежок. И мы шли в лес. Я застывал на месте, шептал им: «Вы что, не видите? Вон звезда! Господь родился! Ну-ка давайте пойдем по этой тропинке!».

Когда девочки находили в темноте елку, а на ней подарки и иконки, это надо было видеть!

Работа у меня такая, что приходилось таскать детей по съемкам. Часто переезжали, они перескакивали из школы в школу. Ни одной из бабушек поблизости не было.

Разумеется, дочки видели, что мать с отцом честно трудятся. Когда кинотеатры на несколько лет закрылись, жизнь заставила меня побыть и дворником, и частным извозчиком. Мы с женой детей от многого защитили. Хотя теперь я сомневаюсь, что это правильно.

- Почему?

-Чем чаще молодые люди сами преодолевают трудности, тем лучше. Девочки узнали жизнь только с одной стороны: когда в доме уют и полный холодильник.

-Чем занимаются ваши дочки?

-Одна учится в Институте кинематографии, другая – в Университете нефти и газа имени Губкина.

- С какой из них труднее?

- Со старшей. Она темпераментом в меня. Такая же взрывная, самостоятельная, авторитарная. Сейчас живет одна. Сама пробивает себе дорогу. Младшая, наоборот, вся в мать: спокойная, мудрая не по годам. Никогда не будет спорить. Но потом все равно докажет свою правоту.

-В вашем фильме «Жизнь одна» героиня больна раком. Но любовь творит чудеса, она исцеляется.

-Когда-то этот диагноз поставили моей жене. Света выздоровела. А несколько лет назад мне предложили снять фильм по повести Лианы Королевой, которая тоже болела раком и умерла. Своей героине она не оставила шанса на жизнь. А мне хотелось, чтобы конец был счастливым. Мы изменили сценарий.

Кстати, любопытная деталь. Перед съемкой исполнительница главной роли Таня Яковенко вдруг мне говорит: «Виталий Николаевич, я беременна!». По сценарию она не могла родить, но выздоровела, родила. И в жизни через пять месяцев после премьеры актриса родила дочь!

- Недавно я слышала анекдот. На Украине провели конкурс на самую русскую фамилию. Знаете, какая победила? Москаленко!

- Ну, естественно! «Москаль», да еще и «енко»! В моих жилах, конечно, течет украинская кровь. А фамилии трех остальных моих прадедов – русские: Галотины, Шиповские, Прохватиловы. Из села Себровки Волгоградской области, где когда-то дед мой по глупости помогал рушить храм. И всю жизнь потом мучился. А внука, получается, Бог вернул к Себе. Да и деда – тоже.

Беседовала Наталья СОСНОВА
Дата публикации исходного материала, к сожалению, неизвестна.
Материаал взят с сайта: http://sp-g.ru/gazeta/2006-03/4.htm



Люди видели, что «Ангел…» для меня не просто пьеса, а нечто большее.- Москаленко.

Люди видели, что «Ангел…» для меня не просто пьеса, а нечто большее.- Москаленко.

Еще Виталий Николаевич прозаик, автор пьес. В 89-м году Театр Русской Драмы «Камерная сцена» поставил его «Ангела – Скорбное Понимание». Эту пьесу Москаленко называет самым важным произведением своей жизни. Сценариста и режиссера Виталия Москаленко зрители…

Posted by Силуан Иеромонах on 12 сен 2017, 08:01

# 381 Любящий вас Коля. Спектакль Театр на Малой Бронной, 1987 год - Спектакли онлайн

# 381 Любящий вас Коля. Спектакль Театр на Малой Бронной, 1987 год - Спектакли онлайн

Московский драматический театр на Малой Бронной Режиссеры: Сергей Яшин, Владимир Драгунов, Владимир Семаков. Страна: СССР. Год: 1987. Актеры: Сергей Тарамаев, Ольга Сирина, Анатолий Грачёв, Олег Вавилов, Геннадий Коротков, Игорь Янковский, Александр Кузнецов, Юрий Катин-Ярцев, Александр Ширшов, Конс...

Posted by Силуан Иеромонах on 12 сен 2017, 08:50

Вампилов Александр - писатель, говоривший самые важные слова.

ИЗ СОВЕТСКИХ ДРАМАТУРГОВ ОН ДЛЯ НАС ПЕРВЫЙ





Источник - "Театрал", 5 мая 2017
Текст - Виктор Борзенко

НА "ФОНТАНКЕ" ВЫХОДИТ ВАМПИЛОВ
В нынешнем году драматургу Александру Вампилову исполнилось бы 80 лет. К юбилейной дате Молодежный театр на Фонтанке выпускает премьеру спектакля «Прошлым летом в Чулимске» в постановке художественного руководителя театра Семена Спивака и режиссера Ларисы Шуриновой. Первые показы пройдут 5 и 6 мая. В преддверии премьеры «Театрал» поговорил с постановщиками и участниками спектакля.

– Ваш театр всегда отличался тем, что спектакли репетируются долго и без особой гонки. А здесь вдруг – юбилейная история и давно объявленные даты премьеры. Вам это не помешало?

Семен Спивак. Пьеса, конечно, очень сложная, но особых проблем не было. Дело в том, что идея этой постановки пришла Ларисе Викторовне Шуриновой еще три года назад. Мы искали исполнителей, потом был тщательный застольный период, разбор пьесы. Конечно, репетировали мы не три года подряд, но в общей сложности год. Да?

Лариса Шуринова. Примерно так. Подбирали артистов, читали пьесу, разбирали сцены. Я к Вампилову отношусь с пиететом. Из советских драматургов он для нас первый. Там объем колоссальный и есть тонкость психологических отношений. Неисчерпаемый автор. Все время чего-то новое находишь в его текстах, очень интересно работать.

– В любом спектакле важна интонация времени. А в Вампилове в чем вы находите созвучие нынешнему дню? Почему он актуален?
Спивак. Вообще-то мы не используем слово актуальность. Мы используем другой термин – «общечеловеческая идея». То есть она не сегодняшняя и не вчерашняя, и не завтрашняя. Она – в большом отрезке времени. Вампиловский сюжет не устареет во все времена. Это прежде всего пьеса о любви, поскольку ни одно великое произведение еще не обходилось без этой темы.
Сколько раз мы замечали, как в жизни какого-либо человека происходит перерождение, когда хороший молодой человек вдруг становится циничным и расчетливым, словно движется он от духовности – к чему-то порочному, искореженному. Вот и в нашем спектакле главная героиня Валентина – девушка очень чистая, честная, а мир заставляет ее стать другой, подтачивает, можно сказать. И вопрос этого перерождения меня очень волнует. Поэтому я и задумал спектакль об исчезающей чистоте.

Константин Воробьев, актер. Понимаете, мы живем в мире, в котором давно стали редкостью взаимопонимание, искренность и любовь. За примерами далеко ходить не надо. До недавнего времени я много снимался в кино – сейчас вернулся в труппу театра, поскольку в какой-то момент надоело слушать циничные требования кинопродюсеров. Там современных героев и героинь ориентируют почему-то на агрессию, на стяжательство. Они беспрерывно интригуют, что-то пробивают, достают, ведут сложную борьбу с окружающим миром. А показать нормального, скромного интеллигентного человека на экране – это теперь равносильно преступлению. Поэтому лично у меня острая потребность в хорошей драматургии – в той драматургии, которая открывает человека человеку.
Я стал зависать на старых фильмах. Пересмотрел недавно Шукшина «Живет такой парень» и понял, что таких интонаций в кино сейчас нет вообще. Но, к счастью, у нас есть театр.

– Как вам кажется, Вампилов сегодня подзабыт?
Зоя Буряк, актриса. Нет. За последнее врем у нас в городе вышло уже три спектакля по Вампилову. Совсем не забыт, к счастью.

– Конкуренции не боитесь?
Спивак. Мы однажды выпускали спектакль «Мещанин во дворянстве» Мольера и были четвертыми в городе с этим названием, что вовсе не помешало нам собирать полные залы. Народ с удовольствием шел на премьеру.

Шуринова. Шел потому, что Мольер – это классика. И Вампилов тоже классика, ведь в этой драме бьется живой нерв. Судьбы персонажей пересекаются в маленьком городке Чулимске. Утро начинается с надежды, а вечер ломает судьбу юной Валентины. Девять человек – девять судеб. Каждого так или иначе ранила жизнь. Это спектакль о человеческой боли. И мне хочется, чтобы он «уколол» зрителя, и тот понял: нужно быть очень внимательным и трепетным по отношению к близким.

Буряк. В жизни часто так бывает, что нам кажется, будто источник наших бед не в нас самих, а в соседе, который не дает нам жить. Всегда кто-то виноват. А Вампилов заставляет посмотреть нас вглубь себя: может быть, в нас самих что-то не так?

– У вас один из немногих театров в России, который даже в самые сложные времена не держался за кассовую комедию. И при этом всегда были полные залы. В чем секрет?
Воробьев. Никакого секрета нет. Театр дает зрителям то, что они недополучают в медиапространстве. Кругом шоумания и скетчи, а у нас – драма.

Артур Литвинов, актер. Все что мы видим по телевидению, это зеркало общества. Как говорил Тарковский, каждое время диктует свой спрос на искусство. И люди порой идут в театр ради чистого развлечения, словно здесь какой-то клуб. Хотя на самом деле театр должен оставаться таинством.
Плюсы медиапространства заключаются в том, что молодые люди быстрее развиваются, но это «поверхностные знания». А минус в том, что из-за этой суеты ты забываешь о важных общечеловеческих вещах, о душе, о нравственности. И только в театре люди видят себя, свои проблемы, потому что с помощью чуда на сцене можно попасть в общечеловеческую боль: мол, у меня точно так же было.
А если говорить конкретно о нашем театре, то еще одна важная его черта заключается в том, что режиссер умеет работать с артистами. Все спектакли строятся на актерской индивидуальности. Это значит, что Семен Яковлевич уметь возбудить в актере правильное чувство, донести ту мысль, которая волнует. Не каждый режиссер умеет это делать. Не каждый может пробиться к своему зрителю. Зал – строгий экзаменатор. Но я на «Фонтанке» научился одному важному правилу: если будет интересно нам, то будет интересно и зрителю. Вот и весь секрет.

– «Прошлым летом в Чулимске» станет 42-м спектаклем в репертуаре вашего театра…
Спивак. При этом еще три постановки мы собираемся снимать, так что он будет не 42-й, а 39-й.

– 39 названий это тоже ведь очень много. Нет тревоги, что накопится, скажем так, критическая масса, и большое количество спектаклей снизит качество актерской игры?
Спивак. Нет. Даже давние наши постановки, идущие в репертуаре больше десяти лет, мы репетируем и чистим. Постоянно их обновляем, держим в рабочей форме, поэтому опасений нет. Хотя вы правы: внимательное отношение к репертуару должно сохраняться. Спектакли – как вещи, на которые оседает пыль. Поэтому режиссер выступает еще и в роли матери. Мы вроде бы не замечаем мамины усилия. А на самом деле, это ежечасная работа– почистить, накормить, проследить, заготовить, убрать и т.д. Вы спрашиваете: есть ли усталость? Когда работа совпадает с любимым делом, – это счастье. От усталости нет и следа…
Оригинал взят с сайта Молодежного театра на Фонтанке:
http://www.mtfontanka.spb.ru/press-klub/dajdzhest-smi/item/381-iz-sovetskikh-dramaturgov-on-dlya-nas-pervyj