Силуан Иеромонах (siluan_ierom) wrote,
Силуан Иеромонах
siluan_ierom

Симонов: самый грозный и самый забытый монастырь Москвы - 1 часть.

СИМОНОВ: САМЫЙ ГРОЗНЫЙ И САМЫЙ ЗАБЫТЫЙ МОНАСТЫРЬ МОСКВЫ

Никита Филатов



Симонов монастырь. Войцех Вейс

Часть 1.
В Симонов монастырь я приехал делать интервью с человеком, который организовал уникальную общину – слепоглухонемых, глухонемых и слабослышащих христиан. Ей в этом году исполнится 25 лет. Еще до беседы с протоиереем Андреем Горячевым – настоятелем храмаТихвинской иконы Божией Матери Патриаршего подворья в Симоновом монастыре – я немного заблудился. Пришлось обойти все уцелевшие стены древней обители. Хочу поделиться тем, что узнал, увидел и услышал.
См.далее:






Башни и стены Симонова монастыря

От прежнего величия и грандиозного замысла, который воплощался веками, практически ничего не осталось – только три башни из красного кирпича. Они в больших трещинах и нуждаются в срочной реставрации. Обновленный в начале 2000-х шатер еще больше подчеркивает запущенность древних стен: черепица новая – кирпич держится на честном слове.

«Солевая» башня – это первое, что бросается в глаза, если идти по Восточной улице. Она покрыта древней черепицей. С царских времен шатер «Солевой» башни не обновляли. Башня связана массивной южной стеной с двумя остальными. Все это – остатки самого могучего форпоста юга Москвы.

Из-за стен показываются ветхие бесформенные постройки промзоны, складские помещения. Но это по ту сторону. А по эту – аккуратный сквер с детской площадкой и дорожками. На месте бывшего кладбища.

Останавливаюсь у другой башни – «Кузнечной». Она самая маленькая. Пятиугольная. Такая маленькая громадина. Видимо, пару лет назад ее хотели отремонтировать. Но жидкие строительные леса, кажется, скоро сами рухнут. Ее, как и круглую «Солевую», в 1640-е построил архитектор Константинов. В это время обитель активно перестраивали: укрепляли оборонительные сооружения, которые пострадали в Смутное время.

Панорама на Москву с высокого и крутого берега впечатляет до сих пор. Не случайно здесь поставили самую высокую в Москве колокольню. Оценить вид, который открывался с пятого яруса знаменитой и утраченной звонницы, мы теперь можем только по старинным фотографиям.

Подхожу к самой мощной из уцелевших – башне «Дуло». Ее возвел «государев мастер» Федор Савельевич Конь. «Дуло» – это прозвище или имя татарского предводителя. Его убило стрелой, пущенной с этой башни.

Федор Савельевич строил и стены. Высота сохранившейся каким-то чудом южной стены кое-где достигает 7 метров. Но то, что осталось, – это скорее тихий привет из прошлого.

Башня «Дуло» имеет 16 граней. Конь строил с размахом и на века. Ребра башни украшены лопатками. Они придают величавому сооружению стройный вид. Это если говорить языком исторического справочника. А если говорить, как есть, вся башня, несмотря на свою величавость, потихоньку оседает и разваливается.

Но будем справедливы и аккуратны в выводах: стены и башни Симонова монастыря – настоящий шедевр русской фортификационной мысли. Они не раз держали оборону, изматывали противника и первыми встречали огонь неприятеля. А неприятелей хватало. В 1591 году Симонов монастырь принимал участие в отражении нападения хана Казы-Гирея. Осенью 1606 года монастырь помешал, и весьма небезуспешно, продвижению войск Ивана Болотникова. В 1610–1613 годах был разорен – «едва не до основания» – польско-литовскими интервентами и пришел в упадок. А в 1812 году монастырь пострадал от французов. Тогда были разграблены храмы и ризница, погибли драгоценные рукописи.

Но в XX веке огромный по замыслу и по строительным меркам памятник почти угробили… свои же.

Протяженность монастырских стен составляла 825 метров, высота 7 метров. Подведем итог: в современном архитектурном ансамбле монастыря из пяти башен сохранились три: «Дуло», «Кузнечная» и «Соляная».

Глубокая история поверхностными мазками

А начиналось все в 1370 году. Ученик и племянник Сергия Радонежского Феодор основал Симонов Успенский мужской монастырь. Место для будущей обители выбрано было на живописной возвышенности, расположенной вниз по течению Москвы-реки. Эти земли пожертвовал боярин Степан Васильевич Ховрин. В постриге он получил имя Симон – отсюда и название монастыря. Но это лишь версия.

Из стен монастыря вышла целая плеяда подвижников и патриархов: преподобный Кирилл Белозерский, преподобный Ферапонт Можайский. Еще были святитель Иона, митрополит Московский и всея Руси, святитель Геронтий – тоже митрополит, и патриарх Иосиф… Кстати, Иона стал первым митрополитом, поставленным на Руси без Константинопольского патриарха. Случилось это в 1448 году. И конечно, нельзя не сказать, что из Симонова монастыря вышел первый патриарх Московский и всея Руси Иов.

Примечательно, что некоторые насельники Симонова монастыря попали сюда по воле государя. Около 1510 года по прямому царскому указу в обитель был определен Василий Косой Патрикеев (в иночестве Вассиан)1. И конечно, здесь жил известный Максим Грек.

Преподобный Кирилл именно в Симоновом монастыре услышал голос Божией Матери, приказавшей идти на Белоозеро


Первый в этом списке преподобный Кирилл именно в Симоновом монастыре услышал голос Божией Матери. А чудо случилось так. Он стал архимандритом Симонова монастыря, но вскоре оставил настоятельство и затворился в келье. Однажды ночью за акафистом он и услышал голос Божией Матери: «Кирилл, выйди отсюда и иди на Белоозеро. Там Я уготовала тебе место, где можно спастись».

Симонов монастырь был одним из богатейших на Руси. До 1764 года он владел около 12 тысячами крестьян. К монастырю было приписано несколько мелких монастырей и пустыней.

Известно, что патриарх Филарет в 1624 году написал указную грамоту в Осташков Григорию Васильевичу Замыцкому: он требовал разрешить крестьянам Рожковской слободы, вотчины Симонова монастыря, ловить рыбу в озере Селигер. В документе говорится, что такая практика существовала и раньше, а оброк платился в приказ Большого дворца2.

Ловля рыбы крестьянами Симонова монастыря в озере Селигер за оброк не устраивала осташковских (видимо, государевых) крестьян, поэтому симоновским крестьянам было запрещено ловить рыбу в озере3. Вот такой конфликт интересов случился четыре века назад.

Еще в Симоновом монастыре собственную келью имел старший брат Петра Великого – Федор Алексеевич. А известный собиратель рукописей и русских древностей граф Алексей Мусин-Пушкин в 1795 году ходатайствовал перед Екатериной II, чтобы Симонов монастырь открыли после упразднения по случаю косившей население чумы. Так чумной изолятор вновь превратили в обитель.

В прошлые века эти пейзажи и эта местность манили больших писателей, великих поэтов и знаменитых художников.

Симонов монастырь в начале XVIII в.

В пруду, который находился недалеко от монастыря, Николай Карамзин утопил свою Лизу. Здесь работал Аполлинарий Васнецов, творил Константин Тон. Был здесь и Александр Пушкин, но это уже грустная история, о которой речь пойдет ниже…

Конец 1-й части.
Продолжение в следующей публикации:

http://siluan-ierom.livejournal.com/24876.html








Tags: #монастыри
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments