Силуан Иеромонах (siluan_ierom) wrote,
Силуан Иеромонах
siluan_ierom

Троицкий собор Александро-Невской лавры как иконографический образец Часть 4. Вариации типологии

Оригинал взят у av4 в О появлении двухколоколенных храмов в русской архитектуре XVIII века. Окончание
А.В.Чекмарёв

Троицкий собор

Александро-Невской лавры

как иконографический образец

Часть 4. Вариации типологии


Статья опубликована в сборнике "Санкт-Петербург и архитектура России. Архитектура в истории русской культуры". Вып. 7. М., 2007. С. 317-362.


Покровская церковь в с. Ромашки





Обоснованное желание примирить западную типологию и соответствующую русской традиции структуру церкви определило архитектуру большинства храмов, интерпретирующих образ Троицкого собора. Подражание касалось в основном внешних архитектурных форм, тогда как планировка основывалась на обычном для отечественного храмостроения с XVII в. разделении основной части и трапезной с приделами по сторонам. В общем объеме здания эта структурная расчлененность умело маскировалась за счет вытянутой к западу и продолжавшей линию боковых фасадов храма трапезной, равной ему по высоте. Таким образом, создавалась иллюзия единого прямоугольного объема, напоминающего базиликальные католические церкви.

По такому принципу построены почти все провинциальные вариации на тему столичных двухбашенных церквей. В Ярославле, например, на ответственном месте, на набережной Волги, возникла своя версия Троицкого собора - монументальная Ильинско-Тихоновская церковь (1825-1837)[39] с необходимым набором узнаваемых ассоциаций – классическим куполом и шестиколонным портиком паперти с двумя звонницами наверху. При этом интерьер соответствует типичной структуре приходского храма с двухпридельной трапезной.


Ильинско-Тихоновская церковь в Ярославле. Фото начала 20 века


Ильинско-Тихоновская церковь в Ярославле. Фото 1950 г. (после утраты звонниц)



Из усадебных примеров следует упомянуть повторяющую в упрощенном виде ярославский вариант Пятницкую церковь в усадьбе Липяги (1826-1834).
[40]


Пятницкая церковь в с. Липяги.


Пятницкая церковь в с. Липяги


План Пятницкой церкви


Еще более артикулированный базиликальный объем за счет вытянутости трапезной и непропорционально малого купола имеет Покровская церковь в селе Ромашки под Киевом (1843).[41]




Покровская церковь в с. Ромашки

Аналогичный храм Димитрия Солунского в усадьбе Печетово (1822-1835) под Кимрами обладает оригинальным решением западной части.[42] Выступающая вперед паперть оказывается словно зажатой отодвинутыми в глубину башнями. Этот прием, как и развитая алтарная абсида, вероятно, взят из столичной церкви на Песках. Возможно, заимствование объясняется петербургским происхождением проекта печетовской церкви. Ее заказчиком был петербургский военный губернатор граф П.В.Голенищев-Кутузов.




Церковь Димитрия Солунского в усадьбе Печетово


Церковь Димитрия Солунского в усадьбе Печетово


Церковь Димитрия Солунского в усадьбе Печетово


План церкви Димитрия Солунского


Имитация купольной базилики с двухбашенной папертью возникла и в московской архитектурной среде, оставшись для нее все же редким и не совсем органичным экспериментом.[43] Речь идет об архитектуре московской церкви Успения на Могильцах (1791-1806), спроектированной Н.Леграном.[44] Работавший в Москве французский мастер по воле заказчика, тайного советника В.И.Тутолмина, создал собственную оригинальную вариацию на тему лаврского собора. В его проекте мотив двухбашенного входа фактически соединился с композицией приходского крестчатого храма в классическом стиле с колонными портиками и купольной ротондой наверху. Вытянутая трапезная снова создала иллюзию единого базиликального объема. В решении паперти Легран вдохновлялся аналогичными разработками французских коллег, а также фасадом знаменитой церкви Троицы на Испанской площади в Риме, возле которой располагалась французская архитектурная академия Св. Луки.[45] Высокая паперть, словно ширма, заслонила тело храма, внося в образ элемент театральной декорации.




Церковь Успения на Могильцах в Москве. Арх. Н. Легран. Фото 1906 г.


План церкви Успения на Могильцах


Церковь Сан Тринита деи Монти в Риме


Фасад церкви Сан Тринита деи Монти в Риме. Гравюра 18 века


Церковь Михаила Архангела в с. Порошино


Церковь Михаила Архангела в с. Порошино



Предпринятая Леграном смелая, но не совсем удачная компиляция «петербургско-французского» происхождения вызвала появление двух повторений в усадьбах. Первое почти копирует оригинал, правда с большим успехом в пропорциональном соотношении частей. Речь идет о церкви Михаила Архангела в селе Порошино Пензенской губернии (1806), построенной помещиком И.Ф.Никифоровым.[46] Памятник, вероятно, выстроен по уже апробированному в Москве проекту Леграна.

Вторая реплика гораздо сложнее в плане интерпретации и выяснения авторства. Известный храм Сошествия св. Духа в подмосковном селе Шкинь (1794-1798) был возведен по заказу генерал-майора Г.И.Бибикова.[47] Это выдающийся образец классицизма с выраженным французским влиянием в рисунке фасадов и использовании ордера. Грандиозная постройка в литературе связывается с творчеством Р.Р.Казакова.


Церковь Сошествия Св. Духа в с. Шкинь


Церковь Сошествия Св. Духа в с. Шкинь. Фото нач. 20 века. Фотоархив ИИМК РАН


План церкви Сошествия Св. Духа в с. Шкинь


Стилистически она действительно близка другим его произведениям. Однако план храма почти в точности повторяет план Успенской церкви Леграна, что в последнее время объясняют его возможной причастностью к проектированию.
[48] Если это так, то в Шкини мы имеем лучшее и самое масштабное творение этого мастера, значительно усовершенствовавшего собственный московский замысел. Следует подчеркнуть, что из всех московских и подмосковных примеров данной типологии храм в Шкини наиболее близок образу Троицкого собора, являясь исключением на архитектурном фоне второй столицы.

Из общего ряда базиликальных храмов выпадает своеобразный по архитектуре Владимирский храм в усадьбе Баловнево бывшей Тульской губернии (ныне Липецкая область, 1797-1823).[49] Сложное по программе сооружение было возведено по заказу генерал-поручика М.В.Муромцева.


Владимирская церковь в усадьбе Баловнево


Владимирская церковь в усадьбе Баловнево


План Владимирской церкви



В литературе памятник неоднократно связывался с кругом построек В.И.Баженова.
[50] Во всем облике храма, в его наружных формах и интерьере, в цветовом сочетании красного кирпича с белым камнем выражена актуальная в архитектурной теории эпохи Просвещения идея соединения готического и классического начал. Образ огромной вытянутой базилики с высокими острыми по силуэту башнями и высокой же двухскатной кровлей[51] навеян средневековыми готическими соборами, которые французские теоретики ценили за величие и пропорциональную соразмерность, несмотря на отсутствие в них «правильных» ордерных форм. Наличие мощного широкого купола над сложной по конфигурации основной частью указывает на итальянские образцы эпохи Ренессанса. Внутри длинное и низкое, с тяжелыми сводами помещение трапезной, уподобленное базилике, сменяется взлетом пространства ввысь в высокой ротонде храмовой части.

Архитектура баловневской церкви явно срежиссирована большим мастером. Учитывая время начала строительства, памятник можно связать с романтическим классицизмом павловской эпохи. Храм в Баловневе, в замысле которого немало средневековых аллюзий и почти мистического символизма, следует рассматривать в одном ряду с такими программными «архитектурными манифестами» павловского времени, как Михайловский замок и Казанский собор. В этой связи конкретное место выполнения проекта (а это может быть и Москва) не столь важно, ибо сам образ напрямую связан с исходившим от императора и его окружения новым романтическим пониманием архитектуры.

Неправильно было бы сводить все многообразие русских двухколоколенных церквей к попыткам подражания Троицкому собору Александро-Невской лавры. Для храмостроения классицизма эта типология стала одной из привычных и относительно распространенных. Внутри нее появились различные модификации, ориентированные на примеры из наследия Палладио или на такие священные для всей классики образцы, как римский Пантеон.[52] Однако очевидно и то, что без появления двухколоколенной композиции в проекте столь значимого сооружения, каким являлся лаврский собор, эволюция и масштабы этого явления в России были бы совершенно иными. В истории отечественной архитектуры Троицкий собор сыграл роль своеобразного ключа, открывшего дверь для проникновения западной типологии в православное церковное строительство. Причем эту дверь одним и тем же ключом пришлось открывать дважды.



[39] Заказчиками храма были статский советник М.А.Ленивцев и купец А.П.Отрыганьев. Обе звонницы разобраны в 1941 г. Памятник сохранился.

[40] Заказчиками храма были местные помещики: Александра Николаевна Чулкова, Лачинов и князь Церциль См.: А.И.Дворжанский. Памятники церковной архитектуры Пензенского края // Пензенский временник любителей старины. Вып.14. Пенза, 2004. С.18-30.

[41] Памятники градостроительства и архитектуры Украинской ССР. Т.1. Киев, 1983. С.143.

[42] См.: Храм Димитрия Солунского в Печетово. История становления и развития. М., 2002.

[43] В Москве и окрестных усадьбах более широкое распространение получила композиция купольной ротонды с двухбашенной папертью. Среди памятников этого круга церковь Сошествия Святого Духа на Лазаревском кладбище, усадебные храмы в Пехре-Яковлевском, Ивановском-Безобразове. Также разрабатывался тип крестообразного или квадратного в плане храма с трапезной (часто двухпридельной) и двухколоколенной папертью. См.: Н.Ф.Гуляницкий. Собрание чертежей храмов в «Смешанном альбоме М.Ф.Казакова» // Матвей Федорович казаков и архитектура классицизма. М., 1996. С.50-57.

[44] Ю.Г.Клименко. Творчество архитектора Николя Леграна («Архитектор многих строений в Москве в лучших и почитаемых пропорциях разными академиями») // Архитектурное наследство. №44. М., 2001. С.153-154; ее же. Николя Легран. Французский зодчий в Москве // Пинакотека. №13-14. 2002. С.78-81.

[45] Предположение об ориентации Леграна на образ римской церкви Троицы высказано Ю.Г.Клименко. См.: Ю.Г.Клименко. Творчество архитектора Н.Леграна (1738(41)-1798). Диссертация канд. арх. М., 2000.

[46] А.И.Дворжанский. Указ. соч.

[47] Памятники архитектуры Московской области. Вып.3. М., 1999. С.120-121.

[48] См.: С.Хачатуров. В поисках безымянного автора // Пинакотека. №13-14. М., 2002. С.76. Предположение об авторстве Н.Леграна в отношении церкви в с. Шкинь высказано Ю.Г.Клименко.

[49] Г.К.Вагнер, С.В.Чугунов. Окраинными землями Рязанскими. М., 1995. С.85-89; Земля Липецкая. Историческое наследие. Культура и искусство. Вып.3. М., 2003. С.293-296; А.Ю.Клоков. Баловнево. Усадьба Муромцевых // Русские провинциальные усадьбы 18 – начала 20 века. Воронеж, 2003. С.324-332.

[50] И.Э.Грабарь, Г.Г.Гунькин. В.И.Баженов // История русского искусства. Т.6. М., 1961. С.116-117.

[51] Первоначальная высокая крыша, с которой памятник зафиксирован на фотографиях 1950-х гг., была позднее заменена более низкой.

[52] В 17 в. над входным портиком Пантеона по проекту Л.Бернини были возведены две миниатюрные звонницы, разобранные при реставрации памятника в 19 в. Таким образом, в эпоху классицизма Пантеон также принадлежал к кругу двухколоколенных церквей и являлся одним из источников архитектурных вариаций на эту тему.

Tags: #Александро-Невская Лавра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments