Силуан Иеромонах (siluan_ierom) wrote,
Силуан Иеромонах
siluan_ierom

Отважный священник - часть 1.

ОТВАЖНЫЙ

О жизни, смерти и миссионерском служении священномученика Пимена (Белоликова)

часть 1.





1918 год, город Верный (Алма-Ата) Ташкентской епархии. По всему городу тянется многолюдный крестный ход – с иконами, хоругвями, сопровождаемый колокольным звоном, с молитвой о прекращении войны, раздирающей народ. Во главе крестного хода – архиерей, его организатор и вдохновитель. Пройдет совсем немного времени, и безбоязненно возглавляющий церковное шествие епископ Пимен (Белоликов) будет тайно, без всякого суда расстрелян...

«Контрреволюционные речи с амвона»

С детства устремленный к монашеству, этот бесстрашный человек был миссионером среди язычников – в Урмии (современном Иране), а вернувшись на родину в 1917 году, стал открытым обличителем пришедших к власти «новых язычников» – безбожников. Его проповеди называли «контрреволюционными речами с амвона», и это было действительно так. Владыка не желал мириться с богоборческой властью, он совершенно открыто, не таясь, говорил о ее лукавой природе, о творящихся вокруг преступлениях, о гонениях на Церковь.

О том, каким архиереем, пастырем и незаурядным человеком был священномученик Пимен, говорит тот факт, что после его подлого убийства большевиками в городе Верный поднялся мятеж: был организован многолюдный митинг с требованием выдать тело владыки…




Земной путь этого современного мученика начался 5 ноября 1879 года в многодетной семье сельского священника. Его крестили в честь апостола Петра. Сам владыка Пимен говорил, что он «возрастал с детства при исключительно счастливых для духовной жизни условиях». Отец – священник, Захария Иванович Белоликов, мать – дочь священника Иоанна Орнатского, Мария Ивановна Орнатская (знаменитая фамилия, давшая миру не одного священномученика). Петр был знаком и даже впоследствии переписывался с праведным Иоанном Кронштадтским. Желание монашества зрело в нем, живущем в таком необычном окружении. Вот слова самого Пимена об этом:

«Пережитые в духовных школах впечатления и воспоминания властно потребовали от меня жизни иноческой»








«Дома – искреннее благочестие отца, нелицемерная набожность матери были первыми посадками моей религиозности. Книжное обучение мое шло в местностях, которыми справедливо гордится русский православный народ. Низшее образование я получил под покровом обители святого Кирилла Белозерскаго Чудотворца; среднее – в обители преподобного Антония Римлянина в Великом Новгороде, в семинарии, воспитавшей великого светильника русской православной Церкви святителя Тихона Воронежского. Наконец, высшее богословское образование мною получено в славной своею духовностью Киевской академии, воспитавшей таких великих святителей, как Дмитрий Ростовский, Иннокентий Иркутский, Феодосий Черниговский, Иоанн Тобольский. Я чувствовал себя счастливым, опытно постигая, чем воистину должна славиться наша Святая Русь. Поэтому, когда для меня возник вопрос о том, как устроить свою жизнь после школы, то пережитые в духовных школах впечатления и воспоминания властно потребовали от меня жизни иноческой».

Постриг он принял в 23 года – с именем в память Киево-Печерского преподобного Пимена Многоболезненного. И меньше чем через год жизнь отца Пимена круто меняется: митрополит Киевский и Галицкий Флавиан (Городецкий), сам бывший миссионер (начальник Пекинской миссии, изучивший для проповеди китайский язык), благословляет его на отъезд в чужую страну – в Персию – нести Евангелие.

Надо отдельно сказать о владыке Флавиане, вдохновителе и наставнике Пимена: география его служения впечатляет: от Средиземного моря до Охотского! Начав работать в Риме, он жил и трудился впоследствии в Неаполе, в Казани, в Симферополе, в Пекине, бывал в Японии (где в 1882 году представлял святителю Николаю (Касаткину) китайца, кандидата на принятие священнического сана – будущего священномученика Митрофана Цзи), в Санкт-Петербурге, в Варшаве, в Грузии – экзархом. И окончил земную жизнь глубоким стариком в Харькове. Этот энергичный, неутомимый человек, отличавшийся безграничной добротой и готовностью помочь каждому, был еще одним примером для Пимена. До революции 1917 года митрополит Флавиан не дожил, но перед самой смертью ему дано было знать о том, какая буря надвигается на Россию…

Девять лет в чужой стране

Великие миссионеры нашего времени знали и поддерживали друг друга. И вот уже иеромонах Пимен, летом 1904 года назначенный в Урмийскую православную духовную миссию на северо-западе Персии, ведет переписку со знаменитым митрополитом Николаем (Касаткиным), просветителем Японии. Миссионерский период своей жизни владыка Пимен впоследствии охарактеризует так: «Дальше начинаются тяжелые для меня испытания: жизнь в чужой стране, среди иноверного и разноязычного населения, была всегда тревожна, временами же и опасна».

В этом регионе живут курды, армяне и ассирийцы. Миссия была открыта в самом конце XIX века, было тяжело.

«Везде чуялись беды, меня посещала тоска по спокойной жизни в России, боязнь за свою жизнь»

«Сперва, – вспоминал будущий священномученик, – там везде чуялись беды, поэтому часто меня посещала тоска по спокойной жизни в России, боязнь как за свою жизнь, так и за свою честь и успех своего дела. Понемногу, однако, это миновало и уступило место молодому задору и самоуверенности в борьбе с врагами России и Православия…»

Иеромонах Пимен феноменально быстро овладел древнесирийским и новосирийским языками, тюркскими наречиями, имевшими хождение в области, переводил раннехристианские сирийские тексты, издавал миссионерский журнал «Православная Урмия». Среди его переводов на русский – «Сказание о славных делах Раббулы, епископа благословенного города Ургей (Едессы)» (житие древнесирийского святого, борца с несторианством), «Житие блаженного Мар-Евгена, начальника иноков страны Низибийской на горе Изла». Его магистерская диссертация была посвящена одному из древнесирийских текстов.

Традиционно христианство было сильно в этих регионах – еще апостол Павел проповедовал на территории современных Сирии, Ирака и Ирана; в этих местах монашество было уже в IV–V веках. Хотя возникший в VII веке ислам эту расстановку сил, конечно, скорректировал.

В начале XX века иеромонах Пимен опекал главным образом сирийских несториан, принявших Православие. В определенном смысле ему приходилось конкурировать с инославными миссиями. Его усилиями уже в 1905 году в Урмии было два епископа-ассирийца, более 60 священников и диаконов. Образовательная деятельность миссии расширялась, восстанавливались и строились десятки храмов. Проповедь Православия находила отклик у ассирийцев, успехи миссии были феноменальными. Но… гораздо позже, будучи уже епископом, Пимен скажет, что его самоуверенность, связанная с этими успехами, и изгнала его из Урмии.

Семинаристы-революционеры: мятежный Ардон

После исключения четырех человек из семинарии Ардона учащиеся ночью обстреляли квартиру ректора

В 1911 году он покидает миссию и отправляется во Владикавказскую епархию, назначенный ректором Ардонской Александровскойдуховной семинарии – преподавать православным осетинам. Уже тут были слышны «раскаты» приближающейся революции: в 1905 году сочувствовавшие революционному движению семинаристы Ардона устраивали забастовки. После того, как из учебного заведения были исключены четверо студентов, на их защиту встали несколько классов. Февральской ночью семинаристы обстреляли из огнестрельного оружия квартиру ректора, выбили стекла в здании семинарского корпуса. Руководство пошло навстречу: отчисленных восстановили! Дух семинарии был еще тот… Летом того же года разгулявшиеся семинаристы обстреляли дом учителя осетинского языка – священника Космы Токаева, настоятеля местной церкви.

К слову, мятежная Ардонская семинария, если так можно выразиться, плохо кончила. 18 мая 1917 года в семинарии – на волне большевистских призывов к равноправию и власти народа – прошли… выборы ректора и преподавательского состава. В этом же году учебное заведение закрылось: последний выпуск состоял всего из 5 человек.

По-видимому, архимандрита Пимена поставили ректором этой семинарии, зная его решительный, волевой характер. Однако будущий священномученик тяготился разлукой с миссией в Урмии, с ассирийскими христианами, и после года службы в Ардоне он просит вернуть его обратно.

Продолжение следует.





Подготовила Валерия Михайлова

16 сентября 2016 г.

http://www.pravoslavie.ru/97063.html

Tags: #новомученики, #святые, #священники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments